• Без рубрики

Состояние Магомеда Абдусаламова продолжает улучшаться

Русский

Состояние здоровья российского боксера Магомеда Абдусаламова, ставшего инвалидом в результате травм, полученных в бою 2 ноября 2013 года против Майка Переса в Нью-Йорке, продолжает улучшаться. Об этом рассказал американский телеканал ESPN, съемочная группа которого из программы Outside the Lines побывала в доме боксера в Коннектикуте, США, где он живет вместе с женой Баканай и тремя дочерьми: Шахризат, Сайгибат и Патимат.

«Я чувствую себя лучше, — сказал 38-летний Абдусаламов, смешивая английскую и русскую речь. — Думаю, через шесть месяцев мне будет еще лучше».

Абдусаламов начал делать то, на что врачи не давали никаких гарантий — чувствовать и проявлять эмоции и демонстрировать вовлеченность в повседневные дела семьи. Также значительно улучшилась его речь.

«Врачи говорили, что он не сможет видеть. говорить или обнимать — он не сможет испытывать чувства, — сказала Баканай Абдусаламова. — Они считали меня сумасшедшей, когда я решила забрать его домой [осенью 2014 года]».

После повреждения головного мозга в бою боксер перенес несколько инсультов, несколько недель провел в коме и был неподвижен 10 месяцев. Его правая половина тела была и остается парализованной, он не мог говорить, и левая часть его черепа осталась навсегда деформированной после трепанации. Врачи говорили, что прогресс в его состоянии, достигнутый за первые год-полтора после операции, будет окончательным, и на лучшее не стоит надеяться. Тогда его способности к общению ограничивались шепотом и бормотанием, а его чувства и степень понимания происходящего были неизвестны.

Однако состояние Абдусаламова с той поры продолжало понемногу улучшаться, чему его младшая дочь Патимат, который было 10 месяцев, когда состоялся тот трагический бой, дала простое объяснение: «Он не хотел сдаваться, и мы не сдались, потому что мы любим его».

Баканай Абдусаламова вспомнила, как были удивлены врачи, увидев боксера через три года после операции. « Они были шокированы, — сказала она. — Они думали, что он не поднимется с кровати, возможно не протянет больше трех лет».

Сейчас Абдусаламов обращает внимание на происходящее и отвечает связными мыслями и предложениями. «Он хороший слушатель, он разбирается в происходящем», — сказала его старшая дочь, 13-летняя Шахризат.

Абдусаламов принимает участие в семейных дискуссиях, выражает озабоченность, когда дочери одеваются не по погоде, и игриво называет свою жену «Бака», растягивая второй слог. Показывая привязанность он целует ей руку и обнимает левой рукой за талию.

Баканай было 18 лет, когда ее выдали замуж за Абдусаламова, и в интервью после того боя она рассказывала, что до травмы, отправившей мужа в больницу, она всегда чувствовала себя полностью зависимой от мужа. Однако после травмы все близкие к семье люди описывают ее ежедневные усилия по возвращению мужа и семьи к нормальной жизни как сверхчеловеческие.

Баканай рассказала ESPN о том, что беспокоило и страшило ее в то время.

«Я боялась, что он не будет ничего понимать и не сможет ничего оценить. Он — моя первая и единственная любовь в жизни, и он это знает, и я тоже хочу знать, что я — его единственная любовь». 

Затем она попросила подтверждения у мужа: «Как долго ты сможешь прожить без меня?»

«Одну секунду», — ответил Абдусаламов, подняв левый указательный палец.

Средняя дочь, 10-летняя Сайгибат, сказала: «Врачи говорили, что он лишится эмоций, но он всегда хочет видеть мамино лицо, потому что он любит ее».

«Моя жена делает меня очень счастливым, — сказал Абдусаламов, переводя взгляд с жены на журналиста. — Я люблю Баку. Она дает мне жизнь».

По словам Баканай, Магомед много раз пересматривал свой бой с Пересом, и он поделился своим мнением: «У меня был очень хороший удар, но моя техника была не так хороша».

Два года назад семья Абдусаламовых получила от штата Нью-Йорк компенсацию в размере 22 миллионов долларов за халатности, допущенные в работе Спортивной комиссии штата. Из них 2 миллиона были выплачены Баканай Абдусаламовой, 10 миллионов пошли на погашение долгов за лечение и гонорары адвокатов, и 10 миллионов вложены в специальный финансовый инструмент, из которого будут регулярно осуществляются выплаты семье боксера. Два месяца назад они получили еще несколько миллионов по иску к трем врачам, которые работали на том вечере бокса.

Благодаря этой финансовой стабильности реабилитация боксера не останавливается. С Абдусаламовым находятся квалифицированные сиделки, и он проходит реабилитационные процедуры дома и за его пределами, включая посещение спортзала, где он с удовольствием бьет по мешку здоровой левой рукой. Большая физическая активность и улучшения в физическом состоянии — выраженные в увеличении силы его здоровой левой половины туловища и способности стоять с посторонней помощью — привели к значительному улучшению его настроя.

«Я живу ради своей семьи и я люблю ходить в спортзал», — сказал Абдусаламов.

Полученные компенсации также могут помочь семье остаться в США, так как первоклассная медицинская помощь и безопасность первостепенны для них. Из-за инвалидности Абдусаламов больше не может иметь рабочую визу, и семья оставалась в США по временным визам, продлевавшимся на основании его потребностей в лечении и незаконченных судебных исков. Сейчас, когда иски закрыты, адвокаты семьи подали заявку на получение постоянной визы EB-5, которая дается инвесторам, вложившим средства организацию новых рабочих мест для граждан США и владельцев «гринкарт». Заявка была подана незадолго до того, как порог участия в программе был повышен с 500 до 900 тысяч долларов.

«Я очень благодарна тому, что у меня есть он, не тот самый он, но он может прикоснутся, может обнять и может быть отцом моим трем девочкам, — сказала Баканай. — Я отдала всю свою силу, любовь и энергию, и сейчас он говорит: «Ты даешь мне энергию». Слышать, как он ценит это, как он любит меня, заботится обо мне, говорит, что «я — его жизнь», — это очень важно для меня и было бы очень важно для любого человека. Это делает меня очень сильной, дает мне больше сил, больше энергии. Каждое утро я говорю: «Спасибо Господу, я все еще могу делать это».

Подводя итог шести годам своей жизни после той страшной травмы, Абдусаламов посмотрел сначала на жену, потом на дочерей, и затем, когда его взгляд остановился на журналисте, он сказал: «Мне очень повезло».

Профессиональный бокс
Новости

Читайте также:

Комментарии:

Подпишитесь на новости!