• Без рубрики

Адесанья: Чтобы заработать $100 миллионов, мне не обязательно драться с Канело в боксе

Русский

Чемпион UFC в средней весовой категории Исраэль Адесанья ставит перед собой цель заработать 100 миллионов долларов, не уходя из UFC в бокс, как делал Конор Макгрегор в 2017 году. В подкасте «HOT 97» Адесанья рассказал о своем детстве, о карьере кикбоксера в Китае и о целях в UFC.

О детстве:

«Однажды я посмотрел фильм «Онг Бак» и так заинтересовался муай-тай. Этот фильм мощно разрекламировал муай-тай. Я ребенком занимался тхэквондо, так что мне нравилось бить ногами. Через шесть недель после первой тренировки я провел свой первый бой. Был испуган до смерти, но победил. Соперником был парень, теперь он в тюрьме, который был похож на Дэвида Туа. Я смотрел на него с каменным лицом, но в голове не мог избавиться от голоса: «Ты чего творишь? Не дерись. Тебя сейчас в нокаут отправят». В первые десять секунд я отправил его в нокдаун и в этот момент ощутил прилив уверенности в себе».

О первом опыте карьеры профессионального бойца:

«Я дрался в Новой Зеландии, потом меня пригласили в Китай как мешок для битья. Все думали, что меня можно легко избить. Но получилось так, что я всех их победил. Они меня оценили и взяли в свою команду. Тогда мне хорошо платили. За год я мог провести 23 боя. Меня не жалели, могли поставить на бой с самым опасным кикбоксером, и все равно я их бил.

Первое шоу в Китае, в котором я принимал участие, было рассчитано на 50 тысяч зрителей. Это был стадион. Зрителей, кажется, пришло 40 тысяч. Поэтому на стадионе перед боем с Уиттакером я ощутил дежавю. Именно тогда я приобрел первый опыт общения с толпой. Таких, как я [чернокожих], там было мало, в меня тыкали пальцем и говорили: «баскетболист». А после боя меня окружили зрители. Так что первый опыт популярности и повышенного внимания я приобрел там».

О начале карьеры в UFC:

«В UFC я дебютировал в 2018 году, но уже с 2015 года я знал, что готов, и что стану чемпионом. Но это, наверно, каждый боец себе представляет. Это время я провел в обучении тому, чтобы защитить себя от любого типа соперников. Грепплеры могут увидеть во мне кикбоксера, которого только и нужно, что повалить в партер. Все пытались и все проваливались. И пусть продолжают пытаться. Они считают, что у меня нет навыков тейкдаунов, болевых и удушающих приемов. Но все только потому, что никому не удавалось меня удержать в партере. Жду с нетерпением возможности показать все остальные мои карты».

О завершении карьеры в UFC:

«Я завершу карьеру в UFC. Люди говорят: «После UFC он пойдет в бокс. Проведет супербой с Канело за 100 миллионов». Я могу стать первым, кто столько заработает внутри UFC. Глупо же нарабатывать столько навыков и затем от 80% этих навыков отказываться. Мне нравится бить соперника ногой, мне нравится в клинче работать, а не слышать: «Брейк!». То же самое в джиу-джитсу, в боксе. Это все ограничение правил. Если рассматривать самого лучшего бойца среди всех весовых категорий, то Канело можно таким считать в боксе, но если ты хочешь узнать лучшего бойца p4p, то нужно испытывать свои навыки в разных стилях.

Сейчас такой боец это Деметриус Джонсон. К сожалению, он больше не в UFC, но ему уже нечего доказывать в UFC».

О соперниках в UFC:

«Я хочу драться с каждым. Я вызывал на бой Джона Джонса, Стипе Миочича, Канонье. Вызывал страшный сон дивизиона, который провел 10 раундов с Робертом Уиттакером [Йоэля Ромеро]. Все меня спрашивали: «Как ты будешь его бить, если он провел 10 раундов с Ромеро?». Я отвечал: «Не нужно 10, нужно два-три-пять раундов». Я справился за два. Я вызывал Ромеро на бой потому, что мне плевать на рекорды бойца, но его сложно продать. Он воин и дал бы тяжелый бой».

Бои по смешанным правилам
Новости

Читайте также:

Комментарии:

Подпишитесь на новости!