• Без рубрики

Даниэль Кормье: Мы решили с семьей, что я закончу в 40 лет

Русский

Представляем первую часть интервью чемпиона UFC в полутяжелом весе Даниэля Кормье журналисту портала bloodyelbow.com. Кормье обсудил свое будущее, подтвердив, что собирается завершить карьеру в 40 лет. Также Даниэль поделился небольшими подробностями подготовки к бою со Стипе Миочичем и высказался о возможности еще одной встречи с Джоном Джонсом.

Журналист: Если бы Энтони Джонсон решил действительно попробовать себя в ММА, то такой большой чек заставил бы тебя задержаться в спорте подольше?

Кормье: Нет. Я просто рад, что люди уже упоминают меня в этих разговорах: «Лучший парень нашего времени», «Один из лучших, чтобы сделать это», «Один из лучших за все время». Мне просто повезло, что обо мне говорят в таком ключе.

Как правило, мы не видим, что бойцы уходят из спорта, когда находятся на вершине. Я чувствую, что через 12 месяцев я все равно буду так же хорош, как сегодня. Но я не хочу получать какие-нибудь неоправданные поражения. Многие боксеры проигрывают парням, которые в прошлом вообще не имели шансов против них. Я не хочу быть парнем, который выходит в октагон, чтобы выяснить — все ли еще он достаточно хорош, чтобы выполнить свою работу? Я не хочу быть в такой ситуации.

Вот почему мне осталось всего 12 месяцев, потому что я чувствую, что через 12 месяцев я все равно буду соревноваться на уровне, на котором я сейчас нахожусь. Если он начнет спадать, мы надеемся, что падение не будет настолько резким, что я не смогу конкурировать и получать результаты, к которым привык.

Ж: Итак, нет никакого сценария, никаких денег, которые могли бы изменить это?

К: Давным-давно мы решили в семье, что в этом возрасте, я уйду. Но моя жена сказала мне: «Я не думаю, что ты сможешь уйти. Я думаю, тебе слишком нравится бой, адреналин, конкуренция. Если с тобой все будет в порядке, я думаю, ты все еще можешь сражаться». Я подумал: «Нет, я уже давно говорил вам, что я сделаю это в это время, и я будет придерживаться этого». А она говорит: «О, боже мой, что я буду делать с этим чуваком?». (Смеется) Она знает, что всякий раз, когда у меня нет боев или мне нечего делать... Она просто говорит мне: «Иди в спортзал. Ты должен найти способ избавиться от некоторой части этой энергии, потому что ты сводишь меня с ума».

Ж: Чем будешь заниматься, когда закончишь с этим?

К: Я не знаю. Я разговаривал с другом, и он сказали мне, что если я начну откладывать деньги, я могу пойти в школу гольфа. (Смеется) Я могу посещать класс гольфа. Я могу делать все, что хочу. Мне повезло в том смысле, что у меня есть работа комментатором, телевизионные передачи, некоторые мои инвестиции.

Ж: Тебе действительно не нужно беспокоиться о том, чтобы получить работу или начинать бизнес после окончания спортивной карьеры, не так ли?

К: Нет. В прошлом году я провел 10 или 11 шоу в качестве комментатора, и это достаточные деньги, чтобы вести хорошую жизнь любому. Это не считая работы на  UFC Tonight или других проектах на Fox. Так что я в хорошем положении.

Ж: Как будешь выпускать энергию?

К: Я уже пытался уйти в отставку в прошлом, после Олимпиады в 2008 году. Я сыграл наверное тысячу игр в NBA на приставке, потому что мне просто нужно конкурировать. Это то, что я сделал всю свою жизнь, поэтому я буду тренировать в AKA. Мой сын будет соревноваться, моя дочь будет соревноваться. Я чувствую, что моя энергия найдет выход с моими детьми и их успехами.

Ж: Для боя со Стипе в тяжелом весе ты все еще пользуешься услугами своего диетолога?

К: Эти парни со мной. Я по-прежнему буду пользоваться их услугами, потому что, даже если вы можете есть больше, вам все равно нужно есть правильную пищу. Эти ребята являются лучшими в бизнесе, поэтому я буду продолжать работать с этой командой, которая помогла мне добиться такого успеха. Они действительно помогают моей работе.

Ж: Работаешь ли ты с Кейном Веласкесом в этом лагере?

К: Он действительно попытается помочь мне стать чемпионом. Мы все с ним обсудили и обговорили путь, которым будем следовать, если я стану чемпионом. Сейчас шаг за шагом, он помогает мне в достижении этой цели.

Когда мы снимались в The Ultimate Fighter, это заняло пять недель. Каин был там каждую неделю, а у него только что родился ребенок. Эти обязательства, которые я получаю от своих друзей и товарищей по команде, не имеют себе равных. Мы стараемся заботиться друг о друге наилучшим образом.

Ж: Если мы не увидим, что Джон Джонс вернется, прежде чем ты уйдешь на пенсию, останутся ли вопросы в вашем сознании о том, был ли он чист в этих двух боях. Будет ли для тебя разочарованием, что ты никогда не сможешь расквитаться с ним?

К: Я не знаю. Я не знаю, что он делал. Единственное, на чем я могу основывать свое мнение — это то, что известно и всем остальным. Я не думаю, что Джон Джонс нуждался в каких-либо улучшениях, чтобы конкурировать. Я думаю, что он супер-талантливый, он фантастический боец, он очень умный, и я думаю, что он мог делать все, что захочет, но он решил пойти неправильным путем.

Я не могу это изменить. Все, о чем я действительно могу беспокоиться — это то, на что я сам способен повлиять. Если возникнет шанс встретиться с ним снова, я использую его и, надеюсь, наконец расквитаюсь за эти поражения. Он — единственный парень, который побил меня, и если у меня будет шанс, то я в деле.

Бои по смешанным правилам
Новости

Читайте также:

Комментарии: