• Без рубрики

Бетербиев: Сочту за честь боксировать с любым из действующих чемпионов

Русский

Чемпион мира среди любителей 2009 года Артур Бетербиев в конце сентября одержал победу над Таворисом Клаудом, еще недавно владевшим чемпионским титулом. В своем шестом поединке на профессиональном ринге 29-летний уроженец Хасавюрта не просто победил, а сокрушил американца: в первом же раунде трижды отправил его в нокдаун, а во втором завершил начатое нокаутом. Как заметил промоутер Бетербиева Ивон Мишель, тем самым Артур послал ясный сигнал всем бойцам полутяжелого веса (до 79,4 кг): для него нет пределов. А ведь в этой категории уже есть российский чемпион: Сергей Ковалев владеет поясом WBO.

— Ожидали, что бой с Клаудом сложится так легко и быстро?

— Сложный вопрос. Скажешь: "было легко" — подумают, что рисуюсь. Скажешь: "было сложно" — опять не так. Но факт есть факт: поединок завершился быстро. Конечно, Клауд — опытный соперник, я серьезно настраивался на него. Как подошел к бою — так и выступил. Видимо, был хорошо готов.

— Ваш промоутер сказал, что вы сломали Клауду челюсть. Почувствовали это во время боя?

— Дома, когда смотрел повтор, видел, что был страшный левый боковой удар — Клауду хорошо попало. Может быть, тогда это и произошло. Я же этим левым боковым и в первый нокдаун его отправил — было точное попадание в область челюсти. А когда проводил в Канаде свой первый бой, после такого удара соперник упал. Говорят, у него был перелом кости под глазом.

— Сейчас уже понятно, что для Клауда было ошибкой выходить против вас после поражений от Хопкинса и Стивенсона. Как думаете, его карьера теперь фактически закончена?

— Честно говоря, не думал об этом. Зачем мне думать о его карьере?!

— А сами зачем пошли на такой риск уже в шестом бою?

— При любом исходе от этого боя я получил бы больше пользы, чем от поединка с легким соперником. Само собой, риск был, но он оправдался.

— Как быстро вас могут вывести на бой за звание чемпиона мира?

— Честно говоря, не знаю. Я потерял много времени из-за травмы руки. Думаю, в ближайшем будущем это случится. Сочту за честь боксировать с любым из действующих чемпионов мира.

— Двое из них — Сергей Ковалев и Бернард Хопкинс — в ноябре сойдутся в очном противостоянии. Каков ваш прогноз?

— Бой должен быть очень интересным. Хопкинс — опытный боксер, о нем ходят легенды. Преимущество Ковалева в молодости. Гадать не люблю, поэтому просто с удовольствием буду смотреть.

— Известно, что в Северной Америке любят придумывать боксерам прозвища. Вы по-прежнему «Волк» и «Белый панчер» или вас уже окрестили по-новому?

— Один местный журналист как-то сказал, что я, как Иван Драго из фильма «Рокки», только добрый по натуре. "Постараюсь сочетать в себе сильные стороны и остаться хорошим персонажем", — ответил я. Кажется, это всем понравилось.

— Вернемся немного назад. Почти все россияне, отправляющиеся за границу, выбирают США. Звали туда и вас. Но оказались вы в Канаде. Почему?

— Здесь главную роль сыграла мой менеджер Анна Рева, она меня привезла в Канаду. После Олимпиады я был травмирован, лечился, долго не тренировался. Потом стал набирать форму. Когда приехал в Монреаль, мне тут все понравилось: люди, отношение, тренер. Перед самым подписанием контракта звонили из Америки, компания Top Rank хотела сделать предложение. Я не отказывался, но слишком уж поздно они вышли на связь. В общем, если бы хотел в США, то подождал бы, но в Канаде меня все устраивает.

— Насколько комфортно в Канаде в житейском плане?

— Все очень удобно. Напротив дома садик, в который ходят дети. Менеджер обеспечивает хорошие условия проживания, помогает семье, за что я ей очень благодарен. В Монреале говорят на двух языках — французском и английском. Когда приехал, начал изучать французский — какие-то элементарные вещи. Потом мне сказали, что лучше все-таки английский, потому что так удобнее с прессой общаться. Сейчас я уже все понимаю, хотя, честно говоря, времени языку уделяю мало — не успеваю из-за тренировок.

— Вы работаете под руководством местных специалистов. А чем сейчас заняты ваши тренеры из любительского бокса?

— Нурипаша Талибов — главный тренер азербайджанской команды Baku Fires в Мировой серии бокса (WSB). А брат Абакар пока дома, но подключится ко мне, как только сделаю ему визу. Семью я уже перевез, теперь жду его.

— По любителям вы выступали в двух весовых категориях — до 81 кг и до 91 кг. И по идее после перехода в профессионалы могли пойти не в полутяжелый, а в первый тяжелый вес (до 90,7 кг).

— Нет, такой вопрос не стоял. Я на Олимпиаде выступал в категории до 91, хотя весил 84. Если бы остался в любителях, выступал бы до 81 кг. Перед боем с Клаудом, например, сделал вес 79 кг ровно, то есть с запасом даже. Не вижу в этом никаких проблем.

— Любители по-разному адаптируются к профессиональному боксу. На каком этапе вы?

— Многое пока осталось из любителей. Даже по последнему бою вижу, что мне многое еще нужно исправлять, работать над ошибками, совершенствоваться. Здесь можно аккуратно делать массу вещей, которые в любительском боксе запрещены: всякие хитрости, грязные приемы. Я люблю учиться чему-то новому.

— Вернемся к вашей любительской карьере. Какое самое приятное воспоминание?

— Приятное? Это когда я после тренировки ложился спать (смеется).

— Я думал, скажете про победу на чемпионате мира.

— Конечно, эта победа — один из самых приятных моментов. Она потребовала немалого труда. Еще вспоминается, как в 2010 году AIBA признала меня лучшим боксером мира. До этого со времен распада Союза никого из наших еще не называли лучшим. Но, к сожалению, неприятного было больше — взять хотя бы обе Олимпиады.

— Вы не раз говорили о проблемах с судейством.

— Ну да. Еще на ЧМ в 2007 году в Чикаго. Там даже обыватель бы увидел, что сопернику добавили очко, когда он был отправлен в нокдаун. Это уже вообще беспредел был! Так же и на Олимпийских играх. Например, в Китае в 2008 году за мои точные удары очки прибавляли местному боксеру. Смешно это. И досадно.

— С мечтой об олимпийском золоте вы, судя по всему, пока не расстались. Недавно ваш менеджер сделала неожиданное заявление, что вы готовы выступить на Олимпиаде-2016. Причем не за Россию, а за Канаду…

— Действительно, по новым правилам у меня есть шанс боксировать в Бразилии. Я хотел бы попробовать выступить за Канаду. Сейчас решается вопрос с гражданством. Если успею, надо будет еще ехать завоевывать лицензию.

— Не боитесь, что на Родине на вас обидятся?

— Ни в коем случае не предаю свою страну. За Россию я дважды выступал, сейчас хочу попробовать за Канаду. Все равно остаюсь россиянином. Думаю, если выиграю Олимпийские игры, никто не будет держать на меня обиду.

— Ваш промоутер заявлял, что в любительском боксе вы дважды встречались с Сергеем Ковалевым и оба раза победили. Один поединок был на чемпионате России в Якутске в 2007 году. А второй?

— Не знаю, откуда информация о втором бое. На сборах мы всегда с ним спарринговали, работали. Может, официальный какой-то спарринг был. Я, если честно, сам не помню уже. Может, это и дезинформация. В Якутске я боксировал с Ковалевым в полуфинале, но уже настраивался на следующий бой — с капитаном сборной Евгением Макаренко. Поэтому с Ковалевым не очень хорошо отбоксировал, тем не менее выиграл. Потом и в финале победил.

— А вот Ковалев считает, что его тогда засудили. Говорит, вел в счете за две секунды до конца, но судьи незаслуженно отдали вам два очка.

— Я не любитель разбрасываться словами. Тренеры и ребята в сборной видели, кого там засуживали. Знаю, что отбоксировал тогда плохо, но победил. Настраивался на Макаренко, потому что он был № 1. У него надо было выиграть, чтобы попасть на чемпионат мира в Чикаго и завоевать лицензию на Олимпиаду. Это была моя ошибка, но что поделать, было и такое. А с Ковалевым мы не раз потом на сборах были, стояли в парах.

— Важную роль в вашей карьере сыграл Рамзан Кадыров. Можете вспомнить, как с ним познакомились?

— Рамзан Ахматович помог в самое нелегкое время. У меня тогда переходный момент был: два года в молодежке, и меня никуда не брали. Не потому, что я плохо боксировал, а по каким-то другим причинам. Честно сказать, переживал. Вроде бы ты сильный, выигрываешь у ребят, которые побеждают на Европе и мире, а тебя на соревнования не берут... После подготовки к молодежному чемпионату Европы, куда я тоже не поехал, отправился на турнир в Чечню. Это было еще при жизни первого президента республики Ахмата Кадырова. Я выиграл турнир, а Рамзан обратил на меня внимание и с тех пор всячески поддерживал. Он тогда был президентом местной федерации бокса, а я — 18-летним пацаном, который несколько боев досрочно выиграл. Понравился и ему, и зрителям. Мне дали приз лучшего боксера турнира и приз зрительских симпатий.

— Сейчас связь поддерживаете?

— Да, он следит за моей карьерой. Очень надеялся, что я выиграю Олимпиаду. Не хотел, чтобы в профессионалы переходил, но все же разрешил. Рамзан был рад услышать, что я, возможно, выступлю на Олимпийских играх-2016.

— Когда снова сможем увидеть вас на ринге?

— Пока не знаю. Я не прочь боксировать уже в октябре, потому что подготовка была хорошая, а провел только два раунда. Не хотелось бы сидеть без дела. Если в ближайшее время боя не будет, то до конца года обязательно выйду на ринг.

Источник: СЭ

Фото: BoxingScene.com
 

Профессиональный бокс
Новости

Читайте также:

Комментарии: