Кирилл Пчельников о Рое Джонсе, Пироге, Глазкове и Маскаеве

Русский

Интервью известного российского промоутера Кирилла Пчельникова.

– Недавно контракт на бой в Краснодаре с вашей промоутерской компанией подписал знаменитый в прошлом боксер Рой Джонс. Как вам удалось уговорить американца на выступление в российской провинции?

– Все получилось очень просто. У Джонса был бой в Риге, там мы пообщались на тему поединка в России и достигли определенного взаимопонимания. Когда я вернулся в Москву, мы созвонились еще раз и решили, что бой в Краснодаре может состояться. В столице края пройдет большой турнир памяти Андрея Андреева. И бой Роя Джонса приурочен к этому мероприятию, будет в нем главным. Подробностей же о сопернике и прочем я вам пока сообщить не могу.

– Каковы дальнейшие перспективы другого вашего подопечного – Дмитрия Пирога, который два года назад потерял чемпионский пояс WBO в среднем весе и давно не выходил на ринг из-за травмы?

– Травма его по-прежнему беспокоит. Как только будут какие-то новости, мы сообщим о них дополнительно. Пока порадовать нечем.

– А есть ли ясность с будущим экс-чемпиона мира в тяжелом весе по версии WBC Олега Маскаева?

– Олежка очень хочет биться, но я сейчас не могу поставить его на бой, потому что, честно говоря, очень боюсь. Мне страшно за его здоровье. Маскаев живет в Америке, и я не могу контролировать его подготовку. Два его последних поединка проходили очень тяжело… Олег – хороший человек, он многого достиг в своей жизни и, конечно, хочет боксировать. Но я, наверное, больше не готов брать на себя такую ответственность.

– Еще один ваш клиент – Вячеслав Глазков – несколько дней назад победил Деррика Росси. Вы будете дальше заниматься карьерой этого боксера?

– У Глазкова 50-процентный контракт с нашей компанией. Славе сейчас нужно лечить травмированную руку. На ринг он выходил практически с переломом. Я был против подобных подвигов, но так или иначе бой состоялся, и Слава его выиграл. Теперь самое главное – привести в порядок руку и готовиться к следующему поединку.

– Возникают ли какие-то трудности в организации боев Глазкова в связи с тем, что он – украинец, а ваша компания – российская?

– Я к политике не имею никакого отношения и никаких сложностей в связи с этим не вижу. У нас со Славой прекрасные личные отношения. Страшно только, что идет война, и гибнут люди. Сам Глазков из Луганска, а потому все происходящее затрагивает его семью и друзей. Это накладывает на него определенный психологический отпечаток. Но я не вижу каких-то сложностей с проведением его поединков в России, США или где-то еще.

– Ходили слухи, что Денис Лебедев после того, как ушел от Владимира Хрюнова, мог попасть к вам. Это действительно так?

– Это все было на уровне слухов. Мы с Лебедевым никогда на эту тему не общались. После его боя с Джонсом меня спрашивали, готов ли я заняться дальнейшей карьерой Лебедева. Я сказал, что готов, потому что с большим уважением отношусь к этому боксеру и, безусловно, могу помочь ему вернуться на ринг. Но это не было предложением о заключении контракта. Хотя, если бы Лебедеву это было интересно, я бы с удовольствием провел с ним любые переговоры. Но сейчас Денис работает с Андреем Рябинским, и я понимаю, что на данный момент как промоутер я его не очень сильно интересую.

– Андрей Рябинский собрал под своим крылом много известных российских боксеров. Не возникло ли у отечественных промоутеров определенной ревности в связи с этим?

– Никакой ревности нет. Я очень рад за ребят. Надеюсь, у них будет хорошее будущее, и они достигнут того, к чему стремятся. Каждый занимается своим делом. Я не завистливый человек. Благодарен своим боксерам за то, что они преданы мне и не мечутся от промоутера к промоутеру.

– Согласны ли вы с тем, что за последние несколько лет российский профессиональный бокс вышел на новый уровень?

– Абсолютно не согласен. Новый уровень не имеет никакого отношения к России. Просто есть группа инициативных людей, таких как Рябинский, Герман Титов, Виталий Супиченко, Сергей Костенко или я... На сегодняшний день их количество не увеличилось, наоборот. Правда, пришел Рябинский, а это уже совсем другие деньги, что позволяет российской публике смотреть достаточно серьезные бои. Но, к сожалению, на сегодняшний момент российского бокса как коммерческой структуры не существует. Потому что он не интересует наше телевидение в финансовом плане. А то, что хорошие российские боксеры уехали в Америку и демонстрируют там достойный бокс, – подобное было всегда. Жалко, что это опять происходит за пределами России.

– Но в орбиту нашего бокса сейчас втянуто очень много людей…

– Все они занимаются не бизнесом, а совершенно другим. Я в профессиональном боксе уже больше 10 лет и на сегодняшний момент не нашел ни одного единомышленника, который захотел бы вместе со мной что-то строить и куда-то идти. Надо создавать структуру и выстраивать определенную линию. Если, к примеру, спортивная борьба стала более популярна и поддерживается государством, в футболе крутятся огромные деньги, то к профессиональному боксу, как я понимаю, власти относятся никак. А с точки зрения телерейтингов мы не представляем серьезного интереса даже для российской публики. На сегодняшний момент все держится на плечах инициативных людей, которые за свои деньги пытаются как-то карабкаться. По большому счету это можно назвать меценатством, поскольку оно не приносит никаких доходов. Но все равно мы идем вперед, не стоим на месте. Наши ребята, такие как Руслан Проводников, Хабиб Аллахвердиев, Евгений Градович, еще раз доказывают, что бокс у нас в стране хороший.

– Ни Проводников, ни Градович не добивались серьезных результатов в любительском боксе. А вот у многих бывших звезд сборной России не складываются дела на профессиональном ринге. Почему?

– У нас очень мало сборников попадает в профессионалы. Это не из-за того, что они не хотят, а из-за того, что они не интересуют промоутеров. Данная ситуация говорит о том, что наши чемпионы-любители совсем не такие хорошие бойцы. Они лишь хорошо обученные спортсмены, вот и все.

Источник: СЭ

 

Профессиональный бокс
Новости

Читайте также:

Комментарии: