Джонни Хендрикс: Хотел бы завершить карьеру в среднем весе

 хендрикс.jpg
Претендент на пояс чемпиона UFC в полусредней весовой категории Джонни Хендрикс  рассчитывает забрать себе вакантный пояс и защищать его до тех пор, пока в дивизионе не останется соперников. В ходе общения с фанатами на сайте dallasnews.com Джонни рассказал о своих планах однажды перейти в среднюю весовую категорию, поделился мнением о сопернике, Робби Лоулере и дал прогноз на то, каким поединок увидят фанаты.

—Джонни, если вы станете чемпионом, вы чувствуете в себе способность вывести полусредний дивизион на новый уровень?
— Конечно, всегда хочется выйти на новый уровень. Хочется стать новой сенсацией. Это было некоторое время моей мечтой, и надеюсь, что я смогу ее реализовать.

—Джонни, ты выглядишь как дикий медведь, а есть ли у тебя хобби, которое не связано с насилием и которое удивит всех? Может вязание крючком, пение, приготовление еды?
—Мне нравится гольф, приготовление пищи, я сам себе готовлю, когда нужно питаться здоровой пищей. Мне нравится играть на гитаре и играть в видео-игры. Играю в Call of Duty black ops и во множество игр на телефоне, потому что много времени провожу в дороге.

—Какие ваши способности дают, по вашему мнению, вам преимущество над Лоулером?
—Хочется сказать, что все. До сегодняшнего дня я никогда не допускал, чтобы соперник мог назвать что-то, в чем он лучше меня. Я предпочитаю быть уверенным в своих качествах, и доказывать их. Кто-нибудь может сказать, что я не очень хорош как ударник, что не силен в чем-то еще, но я стараюсь доказать, что они неправы.

—Джонни, я знаю, что вы рады возможности официально определить чемпиона UFC в полусредней весовой категории в бою с Лоулером, но не хотелось бы вам забрать пояс из рук Сент-Пьера после всех лет его чемпионства?
— Речь не шла о Сент-Пьере лично, самое важное это пояс чемпиона. Все по-прежнему считают, что я победил в том бою, и если я сейчас пренебрежительно отнесусь к поединку с Лоулером, не отдам все силы в предстоящем сражении, то он, вероятно, меня победит. Мне нужно сохранять концентрацию.

—Вы используете что-либо для настроя на поединок?
—Нет. У вас либо есть он, либо его нет. Годы требуются для того, чтобы подготовиться, годы тренировок и годы отработки разных ситуаций. Опыт многих лет накапливается.

—Джонни, я слышал, что вы в детстве делали по 100 отжиманий прежде чем ложились спать! Вы по-прежнему так делаете?
— Не могу. После тренировок, придя домой, я чувствую себя настолько уставшим, что в основном дома лежу и перебираюсь поближе к кровати. Домой я возвращаюсь в 11 или 11:30. Если мне делать еще какие-либо упражнения, то не видать кровати до 3-4 часов ночи, вместо 2-3 часов.

—За каким бойцом вы следили в детстве и когда начали тренироваться?
—Я следил за Чаком Лидделлом и Рэнди Кутюром. Эти два борца сумели использовать свои навыки с блеском. Это два совсем разных бойца. Один дрался в стойке, а другой предпочитал контролировать соперника на близкой дистанции. Я понял, что можно стать удивительным бойцом, если суметь совместить эти стили. Нужен контроль, но и способность нокаутировать соперника.

— Для сгонки веса вы работаете с Майком Дольче?
—Да, он всегда принимал участие в моих сгонках веса. Майк знает, когда нужно есть, что именно есть и чем можно перекусить. Он почти диктует все, что нужно делать бойцу. Например, какое количество воды потреблять. Он всегда мне или напишет письмо или позвонит или отправит смс.

— Вам приходилось часто в детстве драться?
— Нет, за пределами клетки во всей жизни я провел только один бой. Никогда не думал о драках, ведь они ничего не доказывают, даже если победишь, а на следующий день чувствуешь себя неважно. Если кто-то подойдет ко мне в баре, я бы сказал, что оно того не стоит. Я бы попал в тюрьму, потому что растоптал бы его. Я бы еще и забрал бы все деньги из его бумажника, потому что не дерусь бесплатно (смеется).

—Вы один из самых небольших полусредневесов UFC, вы не думали о переходе в легкий вес?
— Один из самых небольших полусредневесов? Да я шире всех и сильнее всех. Для боя я снижаю вес с отметки 220 фунтов (100 кг). Так что ответ нет.

—Что вы испытываете, проводя поединок вблизи своего дома? Вы рассчитываете на то, что родные стену будут помогать?
—Помогать? Надеюсь на это. Приятно драться в родных краях, потому что не нужно никуда ездить. Ты знаешь, где пройдет бой, знаешь все, что находится рядом. Увидим на неделе перед боем, понравится ли мне. Обычно я готовлюсь один и не разговариваю ни с кем. Нужно постараться сохранить все по-прежнему. Многие, с кем я разговаривал, мне признавались, что для них тяжело путешествовать.

— В прошлом году было много разговоров о супер-боях. Если бы вам предложили супер-бой, с кем бы вы хотели встретиться из бойцов нынешних и бойцов прошлого?
— Я не тот человек, который вызывает соперников на поединок. Если только у них нет пояса. Я уже вызывал на бой, но они не соглашались. Для меня каждый поединок это супер-бой. В каждом бою нужно решить проблему. Однажды я хотел бы подняться в более тяжелую весовую категорию, это было бы здорово. Сейчас супер-бои? Сначала мне нужно пройти весь дивизион прежде чем разговаривать о супер-боях.

—Как вам помог опыт соревнований по борьбе в колледже при переходе в ММА?
—Там я узнал, как тренироваться, узнал возможности тела. Приходилось бороться с травмами. Если что-то происходит, то я знаю, что, взяв два дня отдыха, я к следующей неделе уже буду полностью в порядке. Научился настраиваться на поединок, сгонять вес. Все это мне очень помогло в ММА. У борцов есть воля и желание многое преодолеть, потому что вы учитесь в неудачном поединке выкладывать остаток сил, чтобы вырвать победу. Учитесь, как справляться с поражениями и всеми трудностями. Вы встречаетесь с одними и теми же соперниками, и они уже знают ваш стиль. Вам нужно это осознавать и двигаться дальше.

—Вы когда-либо задумаетесь о поясе чемпиона в средней весовой категории?
—Да, как только я пройду свой дивизион, я хотел бы завершить карьеру в среднем весе. Мне совсем не хочется переходить в более легкую весовую категорию.

—Похоже, что ваша борода живет своей собственной жизнью, не сбривайте ее!
—Я сбриваю ее каждый раз после поединка и перестаю бриться в тот день, когда узнаю имя своего соперника. Моей жене нравится, когда я побритый. Она знает значение бороды, тем не менее, ей больше нравится, когда я гладко выбрит.

— Вам не кажется, что современное ММА стало столкновением стилей и перестало быть как прежде сражением без ограничений? Еще, не считаете ли вы, что нужны правила, по которым судьи будут учитывать ущерб, а не очки?
— В некотором смысле бальная система оценок хороша, но нужно принимать во внимание и степень ущерба. В ММА без ограничений по времени бойцы выдыхаются. Посмотрите, что делает с бойцами 15 минут боя, а у них есть только 1 минута между раундами. Прежде, чем вводить новые правила, нужно убедиться, что они не повредят спорту. Трудами Даны Уайта и других людей, которые ввели новые правила, теперь у нас есть спорт, который любят миллионы. Если бы они этого не сделали, достигли бы мы сегодняшнего уровня? Не знаю.

—После того, что произошло с Андерсоном Сильвой, вы не стали опасаться травм в октагоне?
—Нельзя этого допускать. Если у вас будет страх получить травму, то будете сомневаться и колебаться в бою, и именно тогда и получают травмы. Нужно быть уверенным в каждом действии. Это видно во всех видах спорта, что как только начинают опасаться чего-то, то тогда страхи становятся реальностью. Жить с такими опасениями нельзя. Можно ведь сходить с тротуара и подвернуть лодыжку или попасть под машину.

— Ваша семья будет присутствовать на поединке? Что вы делаете для того, чтобы уделить время и семье и тренировкам?
— Это всегда проблема. Моя жена знает, ради чего я сражаюсь и тренируюсь. Мне хочется видеть детей почаще. Я стараюсь уделять девочкам два часа в день, мы с женой находим время на общение с тремя дочками. Но это всегда непростое решение. Поскольку поединок пройдет в Техасе, они останутся дома, будут переживать, но не будут смотреть бой, пока не узнают результат. Я не хочу, чтобы они меня видели окровавленным.

—Вы готовитесь иначе к мощи удара Робби Лоулера?
—Есть несколько признаков того, что он намерен вложиться в удар. Я посмотрел пару его боев, и можно увидеть, когда он заряжен на мощный удар. Когда он подаст эти знаки, я могу предпринять определенные меры, чтобы избежать удара. Я не буду раскрывать секреты, но варианты для этого есть.

—Как вы выбираете песню для выхода на поединок? Это решается в последнюю минуту или вы принимаете это решение еще на тренировках?
—Со второго курса колледжа я ставлю Bleu Edmondson - 50 Dollars And A Flask. С тех самых пор она мне нравится.

— Вы согласитесь с тем, что ваш самый тяжелый бой был с Майком Пирсом?
—Определенно один из самых сложных. Мы с командой на днях его обсуждали. Он один из самых сложных и недооцененных бойцов нашего дивизиона.

—Работа в детстве на ферме помогла вам стать сильнее?
— Она приучила меня к работе, к тяжелой работе. Я строил заборы, много собирал сена. Хотелось бы вернуться к этому стилю жизни. Хочется 200-300 гектаров со скотом, курами, свиньями.

— Есть ли у вас суеверия о поединке и ритуалы?
—Нет. Я верю, что мне помогут те люди, с которыми мне комфортно. Кроме этого ничего не поможет. Например, бои проходят каждый раз в разных местах и всегда мелочи отличаются. Тогда близкие люди и могут помочь.

—Есть ли где-либо в мире то место, где вы бы хотели провести поединок, или такое место, где ни за что не стали бы драться?
—Лучшее место проведения боя находится в моем часовом поясе. Тогда не приходится за две недели до боя уезжать и проще адаптироваться. Если приходится драться в другой стране, нужно очень рано уезжать, чтобы успеть адаптироваться и подготовиться. Я не верил в проблему акклиматизации, пока не полетел в Англию. Там мне потребовалось 2 дня отдыха, и на третий у меня весь день болела голова. Хотелось бы провести бой на [крупнейшем стадионе Техаса] Cowboys Stadium.

— Вы полагаете, что бой затянется на все пять раундов?
—Я не вижу возможности затянуться бою до пятого раунда, но я буду готовиться для этого. Мне всегда нравилось завершать бои как можно быстрее.

— Вы не планируете открыть собственный зал для тренировок в Северном Техасе?
—Сейчас не планирую, но это не значит, что в будущем я не буду рассматривать такую возможность. Я разговаривал со своим менеджером об открытии зала. Многие бойцы думают об открытии своего зала, но он отнимает много времени. Мне нужно удостовериться, что времени на него у меня хватит.

— Какой зал для джиу-джитсу вы предпочитаете в Далласе?
—Я хожу в Genesis в Форт-Уорте. Альберт Хьюз принял нас как родных, у него отличные борцы. Мы встречаем любого, что хочет заниматься ММА. Что касается бразильского джиу-джитсу, то я даже не могу описать, как он мне помог. Моим тренером по грепплингу является Марк Лаймон. В ги у меня синий пояс, но без него я бы сказал, что у меня черный пояс. Я бью чемпионов мира по джиу-джитсу. Забавно, что я пришел в школу и заставил всех сдаться, но мне сказали, что у меня нет и синего пояса. Мой тренер меня не заставляет тренироваться строго по правилам, потому что я соревнуюсь не в ги. Хотя мне хотелось бы участвовать в соревнованиях, но на это нет времени.

—Я замечал несколько раз, что бойцы иногда даже разговаривают с комментаторами UFC Джо Роганом и Голдбергом в ходе поединка… Вы слышите, что они говорят?
—Я такого никогда не встречал.
Спасибо всем за вопросы. Приходите 15 марта на турнир UFC 171, где определенно есть высокие шансы увидеть нокаут, или хорошую добрую рубку. Веселый будет бой. Я немногих фанатов пока разочаровал, и не намерен этого делать в следующем поединке. (Фото ufc.com)

Читайте также:

Комментарии: