Олимпийский огонь — прекрасная идея доктора Гебельса

Дух третьего рейха живет в церемонии зажжения огня в Олимпии и эстафете олимпийского огня. Человек, который считается в Германии соратником Гебельса, почитается в Греции как основатель современного олимпизма.

Вероятно, многим хотелось бы об этом забыть, но олимпийский огонь, который начнет свое мировое путешествие с алтаря святой Альты, не имеет никакого отношения к пресловутому древнегреческому наследию. Замысел, организация церемонии и осуществление первой эстафеты олимпийского огня полностью принадлежит нацистскому режиму и, в частности, злому гению — министру пропаганды третьего рейха Гебельсу, который курировал Берлинскую Олимпиаду 1936 года.

Это известные вещи и об этом много раз говорили, но они все-таки остаются неприятными и их пытаются забыть. Но в 1936 г. никто не сомневался в роли Гебельса в воскрешении древнегреческого олимпийского духа. Еще за год до начала Берлинской Олимпиады, в августе 1935 г., афинская газета «Эфтиа» вышла с центральной статьей с очень выразительным заголовком «Олимпийский огонь — прекрасная идея доктора Гебельса». Но теперь Гебельс является «красной тряпкой» для Международного олимпийского движения. Никто не смеет вспомнить его, а тем более связать со «священной» церемонией. Поэтому нашелся как будто «настоящий» вдохновитель олимпийского огня в лице другого исторического персонажа немецкого олимпизма Карла Дима.

На официальном сайте Греческого Олимпийского комитета (ГОК) читаем: «Зажжение олимпийского огня и эстафета впервые были организованы в 1936 г. на Олимпийских играх в Берлине. Идея принадлежала немецкому профессору и члену германского олимпийского комитета доктору Карлу Диму, который и предложил ее организационному комитету XI Олимпийских Игр. С тех пор зажжение огня всегда происходит в Храме Геры в Древней Олимпии». Описание «черной» Олимпиады специалистами ГОК является невероятно восторженным: «Впервые организовано прибытие олимпийского огня, которое еще больше украсило церемонию Открытия Игр». В том же пункте в тексте рассказывается о гарантиях организаторов, «что не будет никаких разделений по рассе или ущерба для евреев или негров». Единственное что говорится, как будто критикуя нацистов: «Пропаганда организаторов стала такой огромной, что в итоге в Берлин прибыло более 3 000 представителей СМИ».

Давайте оставим в стороне термин «негры», который показывает глубинные расистские идеи олимпийского движения, берущие свои корни в позиции крайнего расиста-экстремиста Кубертена. Но это общеизвестный секрет для историков того периода, то, что отмечает Иоанис Лукас: «Вся эта эстафета «священного огня» имела огромное значение для немецкой пропаганды, которая представила Олимпиаду как «военное соревнование». Олимпийский огонь прошел по всей Германии и был окружен национал-социалистическим народным ликованием. Тщательно организованный службами Гебельса и Рэйх спорт фюрера, а также молодежными организациями, спортивными клубами и СС. О том, что символизировал огонь, факел и вся эстафета в нацистской идеологии достаточно процитировать несколько стихов «черного» поэта нацистской армии Генриха Анэкера, написанных для военных маршей: Факел передается из рук в руки Когда смерть его убивает Самый близкий к нему снова подхватывает факел И так он идет из рук в руки Мы передадим и ты, и я Этот факел до дальнего конца В конце пути факел светит чисто Уже перед нами в темноте ожидают другие!

Роль факела и упоминание «Других» (евреев, недочеловеков и т.д.) очень выразительно со стороны поэта — автора сотен маршей для гитлеровской молодежи и штурмовых бригад. Здесь не нужно быть специалистом в семантике нацизма, чтобы понять, что весь этот церемониальный кич, который сопровождает до сегодняшнего дня церемонию зажжения олимпийского огня (с верховными жрицами, алтарями и богами Солнца), это ничто иное, как вторжение гитлеровского взгляда на Древнюю Грецию и ее церемонии. Даже археология подчинилась этой мотивации.

Послушайте самого Гитлера: «Философские основы представления о воскрешенных олимпийских играх лежат в дальней древности. Эти духовные силы происходят из священного города, который за период более тысячи лет являлся городом праздников, они представляли религиозные чувства и основные взгляды греческого народа. В качестве такого стабильного памятника для празднования XI-й Олимпиады в Берлине я решил возобновить и завершить раскопки Олимпии. Успех этих программ — это есть мое личное и наше истинное пожелание» («Народный наблюдатель» 3.08.1936. Цитата из статьи «Национал-социализм и эллинизм»).

Не прошло даже 5 лет и «раскопки Гитлера» распространились из Олимпии по всей Греции. Чтобы забыть все это, мировое олимпийское движение скрывает роль Гебельса и поднимает роль Карла Дима как вдохновителя и организатора Олимпиады 1936 г. У сотрудников МОКа в руках очень сильный аргумент — Дим никогда не был членом национал-социалистической партии. Т.е. они делаю вывод, что можно его плечом закрепить единство и преемственность олимпизма. Именно греческими олимпийцами Карл Дим почитается вдвойне. Во-первых, потому, что он придумал священный огонь, а во-вторых, он основал Международную Олимпийскую Академию. Она была придумана Кубертеном, но проект был осуществлен после его смерти Карлом Димом в сотрудничестве с греком Иоанисом Кицеосом.

Здание Международной Олимпийской Академии находится на территории Олимпии и там, рядом со стелой в честь Кубертена, установлен общий памятник Диму и Кицеосу. Но и внутри музея современных Олимпийских Игр, который находится в Древней Олимпии, сооружено особое место, посвященное Диму. Каждое ежегодное собрание Международной Олимпийской Академии (МОА) начинается с возложения венков к памятнику Диму.

Тесные отношения греческого олимпизма с Карлом Димом описывал и предыдущий президент (МОА) Ипаменондас Петроляс в своем приветствии 13-у Съезду МОА 13 июля 1973 г.: «Кубертен во время Олимпийских Игр в Берлине в 1936 г. задумал основать МОА, которая бы освещала идеи олимпизма по всему миру. Эту задачу решил Карл Дим, при Гитлере он являлся директором Высшего Института Физкультуры в Кельне».

Как мы помним, в 1973 г. в Греции правила хунта «черных» полковников и строительство МОА было осуществлено при непосредственной ее поддержке. Деятельность МОА продолжилось с восстановлением демократии в Греции. Через несколько лет в статье одной из газет, посвященной 20-ию МОА, Карл Дим упоминается как воодушевленный лидер (может фюрер) олимпийской идеи.

Карл Дим принадлежал к тем нацистским кадрам, которые после победы над фашизмом перешли на сторону победителей. У Дима были две сильные карты. Во-первых, он никогда не был членом нацистской партии. А во-вторых, Кубертен назначил его своим приемником и оставил все свое имущество МОА во главе с президентом Димом. Кубертен успел назвать даже Гитлера «одним из лучших творческих духов нашей эпохи» (интервью в журнале Л’Ото 29 августа 1936 г.). Но на счастье он (Кубертен) умер до войны, до раскрытия нацистского ужаса. В Германии всегда были голоса, которые критиковали восстановление Дима в постнацистский период.

Первые журналистские расследования вышли в свет в 1949 г. Газета «Новый Цайтинг» охарактеризовала его бактерией немецкого спорта. Пронацистский характер его текстов с 1950 г. стал объектом парламентского обсуждения. Но поддержка Международного Олимпийского Движения служила для Дима щитом до самой смерти в 1962 г. В его честь в Германии были названы спортивные сооружения, улицы и т.д.

В 1994 г. известный журналист телевидения Райнхард Апель раскрыл содержание речи, которую читал Дим в Берлине 18 марта 1945 г. перед немецкой молодежью. Журналист Апель, в то время 17-летний парень, принадлежал Гитлер-Югенс. Их собирались отправить в бой, как последний резерв фашистского режима. Карл Дим сказал словами древнего поэта Циртэуса: «Смерть прекрасна, когда благородный воин погибает за родину». Чтобы вдохновить этих детей, Дим сравнил их с дорийцами, которые также как они были арийцами — белыми, блондинами и голубоглазыми.

Из этих 3 000 детей на следующий день погибли 2 000! Многие из них 13 и 14 лет. Свидетельства Апеля произвели на общество большое впечатление.

Карл Дим считал, что «спортивные победы не могут происходить из примитивных народов, лишенных высокого духа». Он стал первым теоретиком спортивного расизма: «Только немощные боятся соревнования с другими расами. Белая раса побеждает благодаря своему высокому интеллекту».

Уже несколько лет в Германии продолжается обсуждение Карла Дима. Один за другим переименовывают спортивные объекты, площади и т.д., которые носили его имя. Историческая справедливость постепенно восстанавливается.

Однако все это не тревожит греческих поклонников Карла Дима. Они продолжают его восхвалять с тем же упорством, с которым Дим служил фашистскому режиму.

Тогда, чтобы быть справедливыми, рядом с памятником Карлу Диму в Олимпии надо установить маленький алтарь в честь Гебельса. И каждый год и ему возлагать венки, раз он первый воплотил идею Дима об олимпийском огне и эстафете.

Статья подготовлена группой греческих журналистов, действующих под названием «Вирус»: Тасос Костопулос, Димитрий Тримис, Ангелика Псара, Анда Псара и Димтрис Псарас.

21 марта 2004 г. Греческая газета «Элефтеротипия».

Перевод статьи выполнен специально для greek.ru. Воспроизведение возможно только со ссылкой на греческую газету «Элефтеротипия» и интернет-портал greek.ru.

Читайте также:

Комментарии:

Подпишитесь на новости!