«ЖЕЛЕЗНЫЙ МИР» интервью с Николаем Виткевичем

Интервью с Николаем Виткевичем. Часть 1. Единоборства и пауэрлифтинг

Сегодня гость «ЖЕЛЕЗНОГО МИРА» крайне разносторонний человек, вице-президент РАА, генеральный секретарь WAA, главный редактор интернет-журнала «Силовой спорт и спортивное питание», МСМК по жиму лежа WPC Николай Виткевич. И  это только маленькая часть его официальных должностей и спортивных званий. Работоспособность его просто поражает. Каким образом Николаю удавалось совмещать, казалось бы, несовместимые спортивные дисциплины, и сейчас работать функционером, тренером и судьей сразу в нескольких областях силовых видов спорта, мы и попросили рассказать нашего собеседника.

ЖЕЛЕЗНЫЙ МИР: Здравствуйте, Николай. Я знаю, что за свою жизнь Вы занимались разными силовыми видами спорта и во многих достигли успеха и как спортсмен, и как спортивный функционер. С какого вида спорта Вы все-таки начали свою спортивную эпопею?
Николай Виткевич:
 Здравствуйте, Андрей. Может сейчас это и покажется странным, но свой путь в спорт я начал с шахмат. Вообще, мне 48-ой год, из них 42 года я выступаю в соревнованиях. В шахматный клуб меня привел мой отец — Виткевич Николай Дмитриевич, который научил меня играть в шахматы и потом поддерживал все мои спортивные увлечения. Например, родители разрешили мне позже иметь дома около тонны железа, начиная с двух штанг и до полного набора гирь и ядер. Я мало что помню о первых соревнованиях, они были среди таких же, как я, «серьезных» шахматистов. Все было по-настоящему, с часами и сеткой турнира. И, по-моему, всех наградили призами. В шахматы потом я иногда играл и в школе (стал чемпионом школы), и во время службы в армии. Армейские шахматы (маленькие туристские) тоже прислал мне отец вместе с хорошим складным ножом и часами. Все это благополучно служило вместе со мной и потом вернулось домой.

Ж. М.: Вот это действительно неожиданно! Расскажите о своих успехах на этом поприще. Как с шахмат Вы перешли на силовые виды спорта?
Н. В.: История классическая. Я до седьмого класса был типичным очкариком, которому начитанность и успехи в шахматах совершенно не помогали на улице. И когда я в очередной раз получил от более старших ребят (пролетарские районы Брянска — это не место для сантиментов), то понял, что надо что-то делать. У нас дома были подшивки журнала «Наука и жизнь» за многие годы, и в них были рассказы о силачах прошлого. Я сделал вывод, в каком направлении нужно двигаться дальше. Сначала, будучи в седьмом классе, я пошел в легкоатлетический манеж в секцию метания к известному брянскому тренеру Олегу Митичеву. Метателя из меня не получилось, так как я был слишком маленьким и самым легким в секции, всегда занимал последнее место во всех соревнованиях. Некоторые мои сверстники там были на голову выше и весили в районе ста килограммов. Но зато подготовка метателей является одной из самых разносторонних, и я там вполне прилично накачался. Старт был с печальных 53 кг собственного веса при росте 173 см и умопомрачительных силовых результатов: жим лежа — 40 кг, приседания со штангой на плечах — 55 кг, подтягивания — 1 раз. Через год я прибавил больше 10 кг собственного веса, подтягивался 22 раза, но все равно для метателя это было слишком мало, и, посоветовавшись с тренером, я пошел в силовые виды, в подвальные качалки, и потом, в десятом классе, — в секцию тяжелой атлетики к прекрасному тренеру и человеку — мастеру спорта СССР Валерию Дорофееву (ныне, к сожалению, покойному). В десятом классе я уже рвал 90 кг, толкал 115 кг, жал лежа 110 кг, приседал 170 кг и тянул 180 кг. Все равно, если бы тогда мне сказали, что настанет время, когда у меня рабочими весами будут жимы за 200 и приседания и тяги за 300, я бы сильно удивился.

Ж. М.: Какие наиболее памятные достижения были у Вас в гиревом спорте и тяжелой атлетике?
Н. В.: В 1982 году нас отправили от секции ТА выступать на чемпионат Брянской области и первые соревнования «Богатыри России» по гиревому спорту. Я умел обращаться с гирями, поскольку осваивал трюки с жонглированием гирями и ядрами (как в старых журналах), хотел даже одно время стать силовым жонглером в цирке и сделал устройство с цепями (из самых толстых цепных собачьих поводков), подражая Александру Зассу, и тренировался, пока цепи не порвались. Эти соревнования были одними из первых в области, и на них собирали крепких ребят из разных видов спорта – борцов, тяжелоатлетов и т. д., поскольку гиревой спорт тогда культивировался у нас только в обществе «Урожай». Неожиданно для себя я стал победителем этих соревнований только за счет своей разносторонней подготовки. Тогда правила были совсем другие – троеборье: жим одной рукой, толчок двумя и рывок по сумме левой и правой. Выжал я не очень хорошо и был далеко от призовой тройки. После толчка уже шел вторым, а в рывке все-таки обошел основного конкурента. С этих соревнований у меня остался уникальный значок, сейчас таких почти ни у кого нет. По тяжелой атлетике я выступал на юниорских соревнованиях областного уровня, попадал в призеры, уровень тяжелой атлетики и конкуренция тогда были невероятными. «Взрослый»  чемпион области по уровню ненамного отличался от участников чемпионата мира, которых показывали по телевизору. Тогда в Брянске тренировались и выступали такие выдающиеся спортсмены, как МСМК СССР Виктор Марусов и Юрий Шевцов, а также многие другие.

Ж. М.: Многие Вас знают как специалиста по единоборствам. Когда Вы начали осваивать это направление?
Н. В.:
 Специалистом в этой сфере я себя никогда не считал, но в наше время в любой качалке висел тяжелый мешок, и настоящий подвальный качок, каким я и был, должен был доказывать свою спортивную состоятельность и на улицах. Мечтой любого мальчишки — немыслимой вершиной — было КАРАТЕ, и, конечно, все пробовали заниматься им, по крайней мере, нам так казалось. У меня в комнате висели фотографии силачей и каратистов из иностранных журналов — те, что удавалось достать. Была там и фотография огромного каратиста в атаке. Она сильно впечатлила меня. Я тогда не знал, что на этой фотографии изображен легендарный мастер Ион Блюминг, и если бы кто-то сказал, что мне посчастливится с ним познакомиться, то я бы вряд ли поверил, поскольку это бы было для меня больше, чем чудо. К армии готовились, думали, что там это нужно в первую очередь. Каждое утро в 6:00 подъем. Ногами на школьном дворе махали друг по другу, бегали кроссы, качались, подъем переворотом 20 раз на скорость, гири, штанга, спичечный коробок до полного шпагата, 5,5 секунд подъем на канат из положения сидя, 500 раз пресс из положения лежа в сидя (ноги под комод), кулаками по стопке газет, пока притолока не рухнула… Любую статью мне и моим друзьям помогал перевести отец, который владел восемнадцатью иностранными языками. Благодаря ему я и начал выписывать ГДР-овский журнал «Швератлет» , откуда черпал информацию по силовым видам, и в том числе по пауэрлифтингу, еще задолго до того, как это слово появилось в СССР.

Ж. М.: Получалось ли совмещать единоборства с пауэрлифтингом? Многие считают это несовместимыми дисциплинами.
Н. В.:
 Совмещать можно и нужно, но только надо решить, что для вас является основным, а что вспомогательным. В любом реально контактном виде без силы бойцу делать совершенно нечего, и он должен заниматься и пауэрлифтингом совместно с тяжелой атлетикой (несколько измененными) как базовой силовой подготовкой, и СФП, и ОФП, и функциональной тренировкой с отягощениями. Я написал для единоборцев программы занятий силовой подготовкой, и они с успехом пошли в народ. Негативные моменты для бойцов, которые приписываются к занятиям силовой, на самом деле связаны с тем, что средства силового тренинга в единоборствах многие тренеры используют неправильно и не согласуют их с основными направлениями в тренировках. Для тех, кто профессионально занимается пауэрлифтингом и другими силовыми видами, единоборства — отличное дополнительное средство для тренировки сердечно-сосудистой и дыхательной систем, развития гибкости, подвижности и отличный отдых в межсезонье. Одновременно принять участие в соревнованиях и там и там не получится, слишком разная подготовка. Я имею негативный опыт того, когда, готовясь к пауэрлифтингу, я решил вдруг выступить в единоборствах и жестко проиграл нокаутом, поскольку не мог быстро двигаться. С тех пор я точно знаю, что лучше всего мне выступать в пауэрлифтинге, если я вешу за 120 кг, а в единоборствах — с весом до 105 кг.

Ж. М.: Николай, Вы имеете черный пояс по карате Кёкусин Будокай и коричневый пояс по танто-дзюцу. Также Вы выступали в боях без правил. Какое направление боевых искусств для Вас все-таки ближе?
Н. В.: Я считаю, что неправильно делить единоборства и тем более боевые искусства. Это всё разные ответвления единого целого. Если говорить о соревнованиях, то есть различия в правилах и экипировке, они и задают все остальные различия и тренировочных подходах, и методике, и разрешенным техникам. Кёкусин Будокай Каратэ (яп. 極真武道会空手) — стиль, созданный мастером боевых искусств Йоном Блюмингом 10 Дан (Голландия), как сплав контактного карате и дзюдо, является универсальным стилем боя, одним из первых в мире видов ММА, который продолжает развиваться и обогащаться техниками других направлений боевых искусств, таких, как BJJ (бразильское джиу-джитсу), муай тай (тайский бокс), грэплинг, самбо и др. IBK в России возглавляют Сергей Бадюк и Юрий Федоришен. Раздел IBK ALL ROUND — это и есть те же самые бои без правил, которыми я начал заниматься в Брянске в 1998-2002 годах, только в одежде. Конечно, ММА за это время проделали огромный путь развития, и нынешний их уровень далеко ушел от тогдашних подпольных и полуофициальных соревнований. Кстати, мне не нравится, как эта тема представляется некоторыми далекими от темы журналистами, насмотревшимися голливудских фильмов. У нас все было корректно, организовано людьми, искренне и бескорыстно занимающимися БИ. Никаких боев по ночам, при свете фар машин лидеров криминальных группировок, после которых зарывали трупы, не было. Приезжали единомышленники из разных мест и проверяли, чье направление ближе к реальности. Было жестко, но честно. Кстати, все участники первых наших боев без правил живы, здоровы и до сих пор тренируются и выступают, а первый чемпион Брянска по боям без правил Эдуард Широбоков сейчас является главным тренером федерации ММА России. Если говорить именно о БИ, их нельзя представить без работы с оружием. Меня всегда интересовала сугубо практическая сторона, поэтому я не тренировался с экзотическим историческим оружием, а ножевой бой КОИ (танто-дзютцу) в том виде, в котором его развил Андрей Кочергин, — это очень реальная школа, где нет ни весовых категорий, ни серьезной защиты, ни значительных ограничений по разрешенной технике. Я много находился в Москве по работе, и там контактное карате и ножевой бой сильно продвинули Тарас Кияшко и Николай Ежелев под руководством выдающегося мастера с Украины Виталия Кушнирика. Я выступал в первых чемпионатах КОИ, когда правила были наиболее жесткими. Мой лучший результат по танто-дзюцу – третье место на чемпионате Москвы, где было больше двадцати участников. Виталия Богдановича уже нет с нами, но его вклад в развитие прикладного карате трудно переоценить. Кстати, и первые дан-тесты ИБК в России включали в себя и поединки с ножом по правилам танто- дзюцу Koi no takinobori ryu (IUKKK).

Ж. М.: Расскажите о своих достижениях в пауэрлифтинге IPF.
Н. В.:
 Мы в Брянске провели под руководством тренера СК «Сталь», мастера спорта СССР по тяжелой атлетике Михаила Руденко первый, документально подтвержденный чемпионат именно по силовому троеборью на территории России 17 февраля 1987 года. Хотя уважаемый историк пауэрлифтинга Б. И. Шейко дает другую информацию по этому поводу и не считает наш турнир первым, он не смог, в отличие от меня, подтвердить свою версию документами. Я также принимал участие в организации этого турнира и стал его призером. Позднее появилась структура федерации в СССР, а после развала СССР, в России, и она вошла в ИПФ. Я бронзовый призер чемпионата Москвы по пауэрлифтингу 1997 г., многократный чемпион и победитель Кубков Брянской области 1993-2003 гг., мастер спорта России по пауэрлифтингу. Когда я работал в Москве, то тренировался и выступал в легендарном клубе «Мускул-Спорт» Игоря Завьялова, где каждый из спортсменов клуба — это и имя, и легенда в пауэрлифтинге: А. Дунаев, Е. Грачев, А. Шароватов, Ю. Фомин, А. Маланичев.

Ж. М.: Почему Вы решили перейти в WPC?
Н. В.:
 Точнее будет рассказать, почему я решил принять участие в создании структуры WPC в России. Я всегда с большим уважением относился к спортсменам и тренерам ИПФ и их достижениям, но поскольку часто был не только спортсменом, но и организатором, я понимал, что нельзя так относиться к проведению соревнований и к спортсменам и пытался донести это понимание до Богачева и других тогдашних руководителей ИПФ, но не был услышан и понят. Достаточно вспомнить, что когда я ездил выполнять норматив МС, пришлось больше думать не о результате, а о том, чтобы не провалиться в дыру на помосте… Я также не был согласен с отношением к спортсменам как к расходному материалу и считал и считаю процедуру забора допинг-проб унизительной и нарушающей права человека. И не потому, что я не мог ее пройти (я показывал результаты на уровне МС на протяжении нескольких лет, не употребляя ничего запрещенного, и все это знали), а в принципе. Время диктовало необходимость создания альтернативы. Я осуществил регистрацию WPC как юридического лица, придумал жизнеспособную схему ее работы и ряд новшеств, например, альтернативную ЕВСК систему званий и др. Все это потом было перенято и растиражировано всеми независимыми федерациями (иногда в сильно искаженном виде), и все это работает до настоящего времени, хотя некоторые моменты устарели юридически. Независимый пауэрлифтинг не только поднял планку проведения и менеджмента соревнований, но и повлиял на ИПФ, которой тоже пришлось меняться. Там же, в ранней WPC, создался основной костяк единомышленников, которые и сейчас успешно развивают независимый пауэрлифтинг в России. Правда, из-за ошибок и недальновидности Устинова большая часть успешных организаторов сейчас ушла из WPC и собралась под знаменами НАП и IPA.

Продолжение следует.

Автор: Андрей Антонов

Интервью с Николаем Виткевичем. Часть 2

Сегодня «ЖЕЛЕЗНЫЙ МИР» представляет заключительную часть интервью со спортсменом, судьей, функционером и журналистом Николаем Виткевичем. В первой части мы говорили о начале спортивного пути Николая и о его успехах в гиревом спорте, боевых искусствах и пауэрлифтинге. В этой части речь пойдет об армрестлинге, армлифтинге, судействе и тренерской работе.

ЖЕЛЕЗНЫЙ МИР: Николай, Вы являетесь вице-президентом РАА. Как состоялось Ваше знакомство с этой организацией?
Николай Виткевич: Как обычно это у меня бывает — по воле судьбы, и еще по тому, что я вечно шлялся по разным залам разных видов спорта и везде лез пробовать, что получится… В принципе, на улице и в подвалах я на руках боролся. А еще раньше с отцом мы боролись не только ставя руки как сейчас, но и ладонь за ладонь, так как еще до войны он боролся с мальчишками на улицах Ростова-на Дону (откуда родом мои родители). Армрестлинг — это тот истинно народный вид спорта, который никого не может оставить равнодушным. Кстати, уличной борьбе на руках я благодарен за то, что она дала мне путевку в трудовую жизнь. После девятого класса у наших ребят считалось  нормальным устроиться на месяц подработать на поездку на каникулах, и я пошел работать грузчиком в самый большой гастроном района. Там, по местной традиции, я мог завоевать подобающее место и «прописаться» в бригаде только двумя способами: или надо было проявить доблесть в выпивании изрядного количества водки, или в борьбе на руках. Первый способ мне не подходил, и поскольку я, как рассказывал выше, уже прилично накачался к тому времени и мог, например, подтянуться с двумя 32-килограммовыми гирями на ногах шесть раз, я пошел вторым путем и завалил руки всем грузчикам. Потом никаких вопросов в бригаде ко мне не было, и заработал я больше, чем многие взрослые. Поехав в Ленинград, мне удалось на заработанное не только обойти все музеи и купить всем родным подарки, но и себе осталось на очень дорогие наборы репродукций постимпрессионистов и книги по живописи. Поэтому, когда я в 2010 году заметил, что при работе на мешке у меня играет кисть, я пошел подкачать руки к нашим армрестлерам и очень сильно увлекся, как это со мной бывает, поскольку увидел, что у меня ничего не получается за настоящим столом и это надо срочно исправлять, так как мне хотелось попробовать выступить на областных соревнованиях по армрестлингу. Попутно мы стали проводить соревнования так, как они должны проходить — с рекламой и съемками для Интернета и телевидения, с шоу и конкурсами девушек в бикини; сначала местные, потом выше рангом, и я как-то незаметно для себя оказался в рядах РАА, чем очень доволен, так как организация бурно развивается, является мировым лидером армрестлинга, и в ней очень много ярких личностей, талантливых организаторов и выдающихся спортсменов, со многими из которых я был знаком и раньше по пауэрлифтингу, как, например, с Денисом Цыпленковым и Иваном Матюшенко.

Ж. М.: В настоящее время Вы полномочный представитель РАА по развитию соревнований на силу хвата в РФ. Я знаю, что Вы стояли у истоков развития этого вида спорта в нашей стране. Расскажите, с чего все начиналось, как сейчас идет развитие этого относительно нового у нас вида спорта?
Н. В.: Вот как раз когда я увлекся армрестлингом и меня выбрали в 2010 году президентом Брянской ассоциации армспорта, мы с командой приехали на соревнования в Подольский район, куда Олег Чернов, как официальный представитель, впервые привез для ознакомления оборудование IRONMIND  Rolling Thunder и эспандеры Captains of Crush. Конечно, все стали пробовать, что это такое. В процессе поднимания РТ я и познакомился лично с Игорем Ахмедшиным и Александром Филимоновым. Тем более что мы узнали друг друга по фото к статьям в спортивных журналах. Тогда же Александр Филимонов и предложил мне подумать, как можно развить новое направление в тренировке силы рук. Я решил обобщить самое интересное из опыта организации соревнований разных видов спорта, которыми я занимался. Придумал развернутый вариант правил и форму проведения. Вместе с Юрием Соловьевым мы разработали первый вариант классификатора, потом, по мере проведения, стали добавлять всякие интересные  «фишки», и дело пошло. Благодаря возможностям РАА соревнования стали сразу проходить в хороших залах с широким медиаосвещением. Включились в работу многие талантливые люди, спортсмены и организаторы: Игорь Купинский и Андрей Шарков с Украины, Алексей Тюкалов из Финляндии, Сергей Бадюк. Общими усилиями дело пошло и развилось гораздо сильнее, чем у основоположников в США и Англии. Честно говоря, я сам не ожидал, что развитие пойдет так быстро и бурно, но если вдуматься, то армлифтинг практически идеальный спорт, который может выступить локомотивом для всех силовых видов в продвижении их в СМИ и на телевидении. Он прост, доступен и понятен всем. Не требует особенных условий. Близок нашей душе (вспомним про подковы). Показывает реальную силу и позволяет меряться силой представителям разных дисциплин: армрестлерам, стронгменам, пауэрлифтерам, тяжелоатлетам, борцам. Не травмоопасен и необыкновенно зрелищен и динамичен. Кроме того, он поможет представителям самых разных дисциплин, которые хотят развить силу хвата, от альпинистов до борцов.

Ж. М.: Вы судья международной категории в двух видах спорта. Часто ли Вам приходится судить соревнования высокого уровня, и много ли это отнимает времени?
Н. В.: Конечно часто. Честно говоря, я не в состоянии даже приблизительно назвать число соревнований, которые я судил. По ощущениям, основная сложность не в недостатке времени, а в психологической нагрузке. Чем выше ранг турнира, тем выше ответственность и цена ошибки. Тем более спортсмен, может быть, всю жизнь шел к этой цели, а ты можешь, пусть и не намеренно, а просто потому, что ты не машина, а живой человек, что-то упустить и повлиять на исход борьбы. Это давит сильнее всего, но я стараюсь выдерживать это давление путем полной концентрации в момент судейства. И еще нужно судить постоянно, чтобы быть в тонусе, — это такая же тренировка, как когда готовишься выступить сам. Главное — всегда придерживаться только правил и ко всем относиться непредвзято. У меня иногда бывали конфликты с тренерами или спортсменами, у которых начиналась звездная болезнь, и они начинали требовать к себе особого отношения, но если ты действуешь строго по правилам, то все становится на свои места.

Ж. М.: Расскажите о своих тренерских достижениях.
Н. В.: Я никогда не работал тренером по должности, но не отказывал, если ко мне обращались за помощью и советом. Это всегда было скорее сотрудничество, и совместная работа, и анализ ситуации. В пауэрлифтинге я начал пробовать себя на таком поприще, помогая подготовиться к соревнованиям Оксане Лобачевской, после чего она сначала выиграла Кубок России в жиме лежа, а потом мы вместе с Сергеем Бадюком настроили ее на участие в чемпионате мира в Финляндии, который она тоже выиграла. Далее я помогал готовиться и очень сильно увеличить результаты Сергею Молчанову, который стал чемпионов Евразии и показал очень серьезные цифры и в экипировочном, и в безэкипировочном жиме; многократному чемпиону и рекордсмену мира среди ветеранов Владимиру Малышеву, и еще многим другим спортсменам. Кроме того, отдельное направление моей спортивной деятельности — это консультации по спортивному питанию и восстановлению. Я подбирал спортивное питание практически всем ведущим спортсменам в Брянской области из разных видов спорта и также многим в Москве и других городах, ЗМС, МСМК, МС. Кроме того, два года назад тогдашний председатель Брянского облспорткомитета — мастер спорта по дзюдо Игорь Пырсенков выделил нашей федерации в СОК «Брянск» хороший зал для тренировок на безвозмездной основе, благодаря чему я смог сделать там тренировки полностью бесплатными для всех спортсменов, и на общественных началах по вечерам я веду силовую подготовку и базовый тренинг в нашей секции армспорта и армлифтинга. Другие наши опытные спортсмены также безвозмездно учат там ребят тем аспектам, в которых наиболее сильны, технике борьбы, тактике, специальной физической подготовке. Из-за того, что у нас по-современному организован тренировочный процесс и каждый преподает то, в чем хорошо разбирается, ни с одних соревнований мы без медалей не возвращаемся. Главные принципы, которыми я руководствовался, тренируя кого-то, следующие:
1.    Не навреди! Мы строим, а не разрушаем.
2.    Лучше недоработать, чем перегнуть и получить травму. Упущенное можно нагнать, а травма может отбросить назад надолго.
3.    Правильная техника, техника и еще раз техника.
4.    Никаких ориентиров на результат, победу или норматив. Задача — подготовить сильного и здорового человека. А когда он таким станет, все победы придут сами собой.
5.    Нельзя научить тому, чего сам не умеешь, и провести других той дорогой, которой сам не ходил.

Ж. М.: В печати одно время обсуждалось, что Вы отказались участвовать в эстафете олимпийского огня и выступили с критикой в адрес Брянского облспорткомитета.
Н. В.: После ухода Пырсенкова с поста главы облспорткомитета в конце 2011 года положение в Брянском спорте стало катастрофически ухудшаться. Перестали оплачиваться выезды и выделяться даже те крохи, что должны были идти на проведение местных календарных соревнований, притом такая картина по всем, даже олимпийским видам. По информации из нашей Думы, из бюджета на спорт выделяются вполне достаточные и большие суммы, но облспорткомитет не желает сделать прозрачными свои расходы и отчитаться по своей деятельности. Областные соревнования в 2012 году я проводил на средства свои и моих друзей, которые помогают нам совершенно бескорыстно. Далеко не все руководители федераций могут себе это позволить, да и не должны они этого делать. Против такого положения высказались многие спортсмены и федерации, но я сделал это наиболее резко и аргументированно. В том числе на совещании по этой самой эстафете (видео откуда стало очень популярно в Интернете), где нас попробовали обязать участвовать в подготовке этого мероприятия. Я сказал, что пока облспорткомитет не погасит долги, не извинится перед спортсменами за высокомерие и хамство, не отчитается публично по расходованию средств в 2012 и 2013 годах, мы с ними ни о чем разговаривать не будем. В апреле депутаты нашей областной думы заслушали информацию начальника управления физкультуры и спорта Брянской области Александра Погорелова и ужаснулись тому факту, что государственная программа «Развитие молодежной политики, физической культуры и спорта в Брянской области» за первый квартал текущего года исполнена только на 17 %. Это официальная оценка, о которой объявлено на заседании Комитета по молодежной политике, физической культуре и спорту Брянской областной думы и о чем сообщили в пресс-службе нашего Законодательного собрания. Брянский спорт надо срочно спасать. За это время в другие регионы ушли почти все перспективные спортсмены, мы теряем тренеров и  организаторов. Нельзя оздоровить нацию, ориентируясь на показушные мероприятия вроде этой эстафеты, когда баснословные средства выбросят на приезд сотен федеральных чиновников, обеспечение безопасности и т. д. Давайте на десятую часть этих средств закупим в каждую школу стол для армрестлинга и несколько простых снарядов, штангу и гантели, или татами в зале постелем. Вот от этого будет реальная польза.

Ж. М.: И напоследок вопрос, который мы поставили в начале нашего интервью. Как у Вас хватает времени все это совмещать? Поделитесь секретом.
Н. В.: Никакого секрета нет. Занимаясь спортом и изучая в том числе и восточную философию, я пришел к внутреннему убеждению, что человек не должен бездельничать, должен быть дисциплинированным и не делать ничего бессмысленного. В полном соответствии со своими взглядами я занимаюсь тем, что мне интересно, каждый день после работы еду в зал, где тренирую или тренируюсь сам, ложусь спать до полуночи и вовремя поднимаюсь. У меня времени гораздо больше, чем у среднестатистического нашего гражданина, поскольку я его не трачу на пустые разговоры и перекуры, не сижу в пивных и клубах, почти не смотрю телевизор, не играю в азартные игры и у меня не бывает ситуации, когда надо выйти из запоя или опохмелиться. Поэтому я при любой возможности стараюсь пропагандировать здоровые начинания, физическую культуру и здоровый образ жизни. В ближайших планах завершение работы и защита диссертации на соискание ученой степени к.п.н. в РГУФКСМиТ под руководством заведующего кафедрой философии и социологии доктора педагогических наук А. А. Передельского, а также дальнейшее написание статей и книг о спорте и спортсменах, ибо это последняя надежда оздоровить нашу больную нацию и изменить к лучшему жизнь вокруг нас. Хочу от души поблагодарить «ЖЕЛЕЗНЫЙ МИР» и Вас лично, Андрей, за большую многолетнюю работу по популяризации спорта.

f632be29c54e749cbd9fcb49ff27f946.jpg
2f96128faefa71950cbc0dab4f2f4fe9.jpg
0e6f5016725ac2532e6497dee6486772.jpg
f28db3967a097f282aa09951fc5b3bf8.jpg
666a7a3fd4acdb41f49b63b3926726f6.jpg

Читайте также:

Комментарии:

Подпишитесь на новости!