Расул Мирзаев может выйти на свободу 27 ноября

В Замоскворецком суде сегодня вступил в завершающую стадию процесс по делу Расула Мирзаева, после конфликта с которым умер 19-летний Иван Агафонов. Выступая в прениях сторон, гособвинитель Андрей Семенов запросил для подсудимого два года.

Гособвинитель Андрей Семенов запросил для подсудимого два года ограничения свободы. При этом прокурор предложил переквалифицировать действия спортсмена со статьи «умышленное причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть» на менее тяжкую статью — «причинение смерти по неосторожности». Приговор суда планируется огласить 27 ноября.

15 августа прошлого года между 25-летним Расулом Мирзаевым и 19-летним москвичом Иваном Агафоновым произошел конфликт возле ночного клуба «Гараж». Спортсмен счел, что молодой человек оскорбил его самого и его подругу Аллу Косогорову. Мирзаев ударил юношу, тот упал и ударился затылком об асфальт. Через несколько дней в Первой градской больнице Агафонов впал в кому и 18 августа умер. В тот же день Мирзаев явился в правоохранительные органы с повинной. Вот уже 1 год и 3 месяца находится он под стражей.Мирзаева обвинили в «умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть» (часть 4-я статьи 111 УК). Она предусматривает до 15 лет лишения свободы. Сам спортсмен в суде не признал вину и заявил, что не желал Агафонову смерти.

Сегодня же судья Андрей Федин огласил в суде результаты пятой по счету судебно-медицинской экспертизы. Ее проводили специалисты Минздрава. Экспертиза, которая проводилась на базе Центра судебно-медицинских экспертиз Минздрава России, была, скорее, в пользу Мирзаева.

Медики констатировали, что удар спортсмена не причинил вреда здоровью потерпевшего, он только придал его телу ускорение. Результатом этого стало падение и удар головой об асфальт. Именно тогда Иван Агафонов получил «закрытую тупой черепно-мозговую травму», которая и привела к «перелому затылочной кости».

Такая травма была причинена Агафонову «в результате травмирующего воздействия тупого твердого предмета», пришли к выводу медики, добавив, что «таким травмирующим тупым твердым предметом могло быть дорожное покрытие».

«Все повреждения, квалифицируемые как повлекшие тяжкий вред здоровью Агафонову (закрытая черепно-мозговая травма) возникли в результате падения с высоты собственного роста и удара о дорожное покрытие», — указали специалисты.

На вопрос о том, «мог ли удар в область лица Агафонова, нанесенный Мирзаевым, являться причиной первоначально приданного потерпевшему ускорения для его последующего падения из положения стоя», медики ответили утвердительно.

Однако привел ли удар Мирзаева к тому, что Агафонов потерял сознание, медики выяснить не смогли, как не смогли они и рассчитать силу удара спортсмена. «Установить силу удара Мирзаева не представляется возможным, так как… отсутствуют какие-либо обоснованные научные методики», — резюмировали специалисты.

От ответа на вопрос о том, состоят ли действия Мирзаева в прямой причинной связи со смертью потерпевшего, медики уклонились. «Данный вопрос выходит за пределы компетенции комиссии экспертов», — сказано в заключении экспертов.

При этом медики уверены в следующем: «Оказанная Агафонову медицинская помощь была адекватна виду и тяжести травмы, динамике развития ее клинической картины, своевременна, достаточна, соответствовала утвержденным стандартам и порядку оказания медицинской помощи при данном виде черепно-мозговой травмы».

Таким образом, они отвергли доводы адвоката Мирзаева Алексея Гребенского, который утверждает, что ответственность за гибель парня отчасти лежит и на врачах, которые им не занимались в больнице.

После того как экспертиза была озвучена, представляющий интересы потерпевших (родителей и сестры Ивана Агафонова) адвокаты Матвей Цзен и Оксана Михалкина потребовали вызвать экспертов суд для дачи разъяснений по их заключению.

Однако против этого выступили адвокат подсудимого Алексей Гребенской и прокурор Андрей Семенов. «В заключении экспертизы достаточно четко дан ответ, каким образом Мирзаев нанес удар потерпевшему и что являлось тем тупым предметом, причинившем вред здоровья Агафонову», — заявил защитник.

В итоге суд отклонил просьбу адвокатов потерпевших: «Выводы экспертов ясны и понятны», — пришел к выводу судья, объявив часовой перерыв для прений сторон.

Отметим, что ранее по делу Расула Мирзаева было проведено четыре судебно-медицинских экспертизы. Все они, так или иначе, свидетельствовали о том, что удар Мирзаева был не очень сильным и не мог причинить серьезный вред здоровью Агафонова.

В середине августа судья Андрей Федин решил провести пятую экспертизу. Вначале ее должны были делать эксперты Минюста, но они отказались, заявив, что поставленные судом вопросы «выходят за пределы их знаний». Тогда суд перепоручил исследование специалистам Минздрава. Это было в середине сентября. А в начале октября суд дополнил состав экспертной комиссии Минздрава специалистами институтов имени Бурденко, Склифосовского и Российского исследовательского центра имени академика Пирогова. Проведение экспертизы поручили восьми медикам, семеро из которых— доктора медицинских наук, многие — профессора, имеющие внушительный стаж работы по специальности.

Во время прений сторон повторилась ситуация, которая произошла в августе этого года. Тогда участвовавшая в деле прокурор Юлия Зотова предложила переквалифицировать обвинение Мирзаева с более тяжкой статьи — «умышленное причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть» ( часть 4-я статьи 111 УК) на менее тяжкую — «причинение смерти по неосторожности» (часть 1-я статьи 109 УК). В качестве наказания она запросила для спортсмена два года ограничения свободы, которые подсудимый к тому времени уж фактически отсидел: один день нахождения в СИЗО приравнивается к двум дням ограничения свободы.

Эта мера наказания предусматривает запрет покидать место жительства без уведомления соответствующих органов, не посещать увеселительные заведения и обязывает отмечаться в уголовно-исполнительной инспекции.

14 августа по делу планировали огласить приговор, но вместо этого судья возобновил судебное следствие и назначил по делу очередную экспертизу.

Сегодня прокурор Андрей Семенов фактически повторил уже ранее озвученное мнение своей коллеги. Выступая в суде, гособвинитель, обратил внимание на то, что Мирзаев не отрицал фактических событий, но не признал вину по статье 111 УК. «После удара Мирзаев и друзья Агафонова привели потерпевшего в чувство, и Мирзаев ушел», — сказал прокурор, но был прервал отцом погибшего.

«Какую он помощь оказывал?! Он убежал как подлый трус», — вскочил со своего места Александр Агафонов.

«Если будете нарушать порядок, вас удалят из зала!», — пригрозил судья.

«Если так пойдет дальше, я сам уйду!», — парировал потерпевший.

Прокурор сослался на большое количество проведенных по делу экспертиз. «Их было пять. Это немало. Сама по себе травма тяжелая. Между тем, причинно-следственная связь между ударом Мирзаева в щечно-скуловую область и смертью Агафонова экспертами не установлена», — подчеркнул гособвинитель.

Он зачитал выдержки из заключений экспертов, отметив, что оснований сомневаться в их выводах нет: эксперты обладают большим опытом и знаниями, а у некоторых стаж работы по специальности свыше 50 лет.

«Мирзаев, как установлено в заседании, не желал смерти Агафонову, у него не было умысла причинить тяжкий вред его здоровью, — сказал прокурор. — В противном случае он мог бы нанести потерпевшему целую серию ударов. Мирзаев совершил преступление по легкомыслию и небрежности», — пришел к выводу гособвинитель.

Он отметил, что по закону подсудимому не может быть назначено наказание, связанное с лишением свободы, так как Мирзаев впервые привлекается к уголовной ответственности, и в его действиях отсутствовали отягчающие обстоятельства. В качестве смягчающих обстоятельств прокурор назвал наличие у подсудимого на иждивении малолетнего ребенка, а также явку с повинной.

Потерпевшие обвинили прокуратуру в предательстве их интересов

Речь прокурора вызвала негодование пострадавших и их адвокатов. Так, представляющая интересы потерпевших Оксана Михалкина заявила, что прокуратура в очередной раз предала их интересы. «Мы понимаем, что позиция прокурора является основной для суда, и в ближайшее время Мирзаев выйдет на свободу», — сказала она, отметив, что пострадавшие будут добиваться отмены мягкого приговора.

Юрист считает, что Мирзаев действовал умышленно. Михалкина высказала опасение, что мягкий приговор станет прецедентным и вызовет вал подобных преступлений как на территории Москвы, так и России.

Александр Агафонов, отец потерпевшего, заявил: «Почему не допросили главных свидетелей? Народ-то все знает. Зачем мозги пудрить? Кому будут верить, какому суду?».

Татьяна Агафонова поддержала мужа: «Где законы? Как дальше жить? Мы будет дальше терять своих детей?».

Адвокат подсудимого Алексей Гребенской согласился с позицией прокурора. Он сказал, что его подзащитный хотел лишь «пресечь пьяную выходку Агафонова», заявившего, что он «снимает телку». «Я согласен, что способ был специфическим. Но Мирзаев лишь нанес пощечину, чтобы отрезвить Агафонова», — уверял защитник.

«Судите меня как россиянина»

Сам Мирзаев демонстрировал раскаяние. Он в очередной раз извинился перед родителями и сестрой погибшего. «Я понимаю их. Мне очень жаль. Я никому не желал зла и никому ничего плохого не делал», — сказал подсудимый. Он признался, что каждый день думает о случившемся, что он мог «просто уйти» и не ввязываться в ссору.

«Я не бил сильно, я хотел только нанести пощечину. И был удивлен, что он упал… Я предложил вызвать «Скорую». Но он сказал: «Все нормально». Я звонил потом, спрашивал, как он? Мне сказали: «Все хорошо»».

Обращаясь к суду, в последнем слове Мирзаев просил судить его не как кавказца, а «как россиянина», поскольку он всегда выступал за Россию и тренировался в Москве.

Отметим, что если суд согласится с позицией гособвинения, тот 27 ноября Мирзаева освободят из-под стражи, так как запрошенное ему наказание он фактически отбыл.


Читайте также:

Комментарии: