15 ноября в 11 часов в Замоскворецком районном суде Москвы состоится очередное заседание по делу Расула Мирзаева

15 ноября в 11 часов в Замоскворецком районном суде Москвы после полуторамесячного перерыва состоится очередное заседание по громкому делу Расула Мирзаева, в результате конфликта с которым в августе 2011 года погиб 19-летний москвич Иван Агафонов. Грядущее заседание может стать решающим и подвести, наконец, этот затянувшийся процесс к долгожданной развязке. Ведь в четверг на суде должны зачитать выводы пятой экспертизы по делу, которая ответит на главный вопрос: от чего именно наступила смерть Агафонова — от удара Мирзаева или же от удара об асфальт при падении?

Результаты экспертизы, которую проводили специалисты Минздрава РФ, после того как ее оказались не в состоянии провести в Минюсте России, накануне уже поступили в Замоскворецкий суд. Но к какому выводу на сей раз пришли медики, пока неизвестно.

Напомним, что в августе судья Андрей Федин, ведущий резонансный процесс, после обсуждения с адвокатами обеих сторон сформулировал десять вопросов. Все они в той или иной степени разъясняют главный: что послужило причиной смерти Агафонова? Ведь от этого напрямую зависит то, по какой статье будут судить обвиняемого Расула Мирзаева. Сейчас по «тяжелой» статье 111 ч. 4 ему грозит до 15 лет лишения свободы — за умышленное причинение тяжкого вреда здоровья, повлекшее смерть.

Если же пятая комплексная экспертиза подтвердит результаты предыдущих исследований — о том, что удар Мирзаева был незначительной силы, а несовместимую с жизнью травму погибший получил от удара при падении — то дело (в очередной раз) могут переквалифицировать по менее тяжкой статье — 109 ч. 1: причинение смерти по неосторожности. И тогда чемпиону мира по смешанным единоборствам не дадут больше, чем 2 года тюрьмы. Это максимальное наказание, предусмотренное законодательством. А с учетом того что Расул Мирзаев находится в СИЗО с 19 августа 2011-го, то может скоро оказаться на свободе.

Впрочем нет сомнений, что точку в этом деле поставили бы давно, не будь тут межнациональной подоплеки. И кто бы что ни говорил, опровергая наличие этой «изюминки» в громком процессе, он лукавит. Подобных случаев, когда в результате случайного конфликта погибают люди, — пруд пруди. Но лишь единицы таких дел столь масштабно освещаются в СМИ. Вспомним хотя бы недавний трагический случай, который имел место в августе этого года в Севастополе. На местной дискотеке московский самбист Станислав Молодцов, по роковому стечению обстоятельств, одноклубник Мирзаева, вступил в перепалку с 24-летним украинским военнослужащим. Россиянин нанес удар кулаком в голову своему оппоненту. Тот упал навзничь и больше не пришел в сознание. Молодцов с места происшествия тут же скрылся, даже не попытавшись оказать помощь пострадавшему, и был объявлен в розыск на Украине. Разумеется, он до сих пор не найден. Российские СМИ, в основном, печатные, написали об этом инциденте всего один раз, когда украинские коллеги раструбили о случившемся. А дальше — тишина. Об этом больше никто не вспоминает. Но с Мирзаевым дело обстоит иначе, хоть он и самолично приводил в чувство Ивана Агафонова и явился с повинной, когда тот умер в больнице. Расул Мирзаев — дагестанец. А в свете бурного потока новостей о выходках выходцев с Северного Кавказа (можно вспомнить и «стреляющие» свадьбы, и резню пенсионеров в трамвае и много чего другого), кавказец Мирзаев для большого количества жителей и Белокаменной, и многих других «русских» регионов априори заслуживает самого сурового наказания по самой тяжелой статье. Понятно, что суду крайне нелегко поставить точку. Потому что за этим делом наверняка пристально наблюдают и в Кремле. Никто не забыл погромы на Манежной площади 11 декабря 2010 года. С другой стороны, если Мирзаеву дадут «по полной», не станет ли тогда Манежкой Дагестан?

О том, что дело Мирзаева — некая лакмусовая бумажка для нашего общества говорит и недавнее скандальное письмо сотрудников первого управления по особо важным делам СК по Москве, опубликованное в СМИ в начале ноября. Как пишут следователи, из-за расследования дела Мирзаева над их головой нависла угроза увольнения. Проблемы начались, когда заместитель руководителя управления Виталий Ванин во время расследования решил переквалифицировать статью, по которой обвиняется спортсмен, со 111 ч. 4 на 109 ч. 1, то бишь на менее тяжкую. Однако из-за бурного резонанса в обществе руководство СК по Москве вернуло «тяжелую» статью. После чего Ванин на совещании сделал заявление, что его сотрудники не смогут дальше вести это дело, потому что настаивают на более мягком обвинении, но их попросту лишают процессуальной самостоятельности. В результате дело Мирзаева передали в другое управление. Виталия Ванина же сначала отправили в командировку, а потом и вовсе уволили. Как говорится в письме, начальство экс-заместителя открыто объяснило увольнение «неправильной» позицией по громкому делу. Затем 21 из 24 сотрудников управления написали рапорт на имя руководителя управления СК по Москве Вадима Яковенко с просьбой оставить Ванина на службе. Реакции — ноль. Тогда они обратились уже к начальнику СК Александру Бастрыкину и пожаловались на давление во время расследования и беспричинное увольнение Виталия Ванина. Однако и это не возымело действия. По информации, приведенном в письме, вслед за Ваниным готовится увольнение или перевод на другое место службы еще 14 из 24 сотрудников первого управления.

Что лишний раз доказывает, насколько взрывоопасной для нашего и без того хрупкого равновесия в обществе является развязка этого процесса.

Источник


Читайте также:

Комментарии: