Александр Большаков: «Позор тем, кто представляет Россию»

Очень познавательное интервью русского бойца, тренирующегося за рубежом.

17 декабря в Берлине состоялся бой Александра Большакова против польского бойца — Михаила Малински. Поединок прошел по версии GBC. Александр одержал победу, отправив поляка в нокаут на 45-ой секунде второго раунда. Интервью взято за несколько дней до боя, в Петербурге.

— Все твои соперники сейчас примерно одного уровня. Допустим, ты победишь Малински, а что дальше?

— Мне нужны топовые бои. В К-1 есть веса: 63, 71 и тяжи. В моем весе есть 1 топовый боец,  Мелвин Манхуф. Мой менеджер в Германии пытается организовать мне хороший бой. Моя мечта – встретиться с  голландцем. Пока голландский менеджмент не хочет этого боя, я их понимаю, у меня небольшая статистика.
Топы не хотят подставляться, потому что они понимают, что им есть что терять. Я смотрю бои топов, и ничего волшебного не вижу – думаю смогу найти слабое место. Просто сейчас он в топах, а я нет. Они тщательно выбирают соперников. Понимают, что упасть могут от любого. Мне вот тоже сейчас звонят и предлагают драться чехи, поляки, у них статистики нет – зачем мне это надо? Тоже хочется уже соперников поинтереснее.

Отношение к русским в Европе такое. Знают только Караева, Харитонова. Все.  А в моем весе приезжают русские парни, они не выдерживают серьезной нагрузки. Первые пару раз парни выстреливают, а потом все. И отношение соответствующее: смысл их ставить, если они ничего показать не могут. Здесь они на слуху, мастера международники,  выигрывали на уровне России, а туда приезжают и падают сразу.

— Это связано с разницей в системе подготовок?


— Ситуация в том, что у нас приняты групповые тренировки. Люди просто пришли в зал – и это больше напоминает физкультуру, чем проф. Подготовку. Поотжимались, дали отработки. И они между собой спаррингуют. Тренер ходит и смотрит: кто выступает, тому больше внимания, кто нет – вообще не замечает. Я работаю с тренером персонально. Любое, каждое мое движение отслеживается. Любая ошибка – не так ногу довернул – моментально мне объясняется. На таком уровне я за год понимаю то, что люди понимают за 10 лет. Это западный подход. И когда я спаррингую – я все время под наблюдением. Где-то съел удар, получил – сразу стоп, и я должен подумать – почему меня остановили, где ошибка? Сейчас меня достать невозможно, я вижу все, что летит в меня.

Позор тем, кто представляет Россию. Много причин: экология, фармакология. Там на спортсменов работают целые лаборатории. Вот правильно АЕ сказал: у Феди – засекатель времени и махатель полотенцем. Там такого подхода просто нет. Полотенца тебе приносят мальчики –эмигранты. Все серьезно. У каждого топового спортсмена есть массажист, врач, который смотрит: за такое количество времени столько километров пробежал. Если результат плохой: так, надо думать, как улучшить.

Сейчас есть такая фишка с плазмой крови.  Ноу-хау. В тот момент, когда спортсмен пробежит кросс, забегается, забирают у него кровь, и перед боем потом ему же колют. И он готов драться хоть 10 раундов, хоть 20. И это сильнейший допинг.  Представляете, сколько мы еще не знаем, а люди думают на несколько  шагов вперед .
Я помню, когда я приехал в Германию в 2009 г., мне сказали местные: Емельяненко больше никогда не выиграет ничего. Его багаж старый. Он ездит с одним и тем же чемоданом из года в год . Потому что нужно дальше развиваться, а он тренируется по старой системе. Жаль, у меня сейчас нет времени, я бы тренировал здесь мальчишек.

Спортсменов нужно воспитывать. Русский дух силен, у нас много талантливых ребят, но таланты умирают. Грамотный подход и ведение – вот что надо. Это ненормально, когда они избивают друг друга на тренировках так, что к 20 годам спортсмены почти что калеки. У нас как думают? Если нос не сломан – все, ты не боксер. Спортсмены в Европе с детства боксируют в слабом темпе, процентов на 30%, а когда вырастают, тогда уже начинают по полной. На тренировках так не убиваются. Они могут боксировать всю жизнь и оставаться красавцами. А у нас выглядят как отморозки, потому что много травм и ударов получали.

Российские спортсмены жалуются: денег нет, гонорары небольшие. В Европе есть Федерации, и Федерация держит их на зарплате. Дрался он – не дрался, он знает, что какждый месяц гарантированно получит деньги. А у нас работают на 2 работах, еще и по 2 тренировки в день умудряются проводить. Понятно, что быстро устаешь от этого морально, и не хочется никаких результатов.

Вот Владимир Зенин, раньше дрался за Red Devil – он работал как менеджер, полный рабочий день, и по вечерам еще ездил тренироваться, и  выигрывал бои! А представить, если б он не работа л, а только тренировался? Какой потенциал у человека.

Мои партнеры из Германии говорят: если в России сделать Федерацию, тут Федерацию будут обворовывать. Спортсмены получат максимум 100 рублей на кефир. К сожалению, получается, что сейчас у нас спорт -для бедных.  Может быть ,ситуация изменится, но когда?

Также проблема в том, что новых тренеров по боксу  нет. Молодо парень пойдет работать тренером? Нет. Денег не заработать.  Те тренеры, которые остались с советских времен – не учатся. Я еще был ребенком, они меня тренировали, и сейчас также тренируют, по тем же методикам, ничего не меняется.  А представляешь, в Европе тренеры ездят по семинарам в разные страны, учатся друг у друга. А наши говорят: «Да это фигня!! Я все сам знаю». Вот поэтому вся система подготовки в России у нас в глубокой ж…

Тренеры ничему не хотят учиться, ничему. Посмотри на спортсменов: почему они все в Америке, в Голландии?  Почему Харитонов тренируется в Голландии? Почему его в Туле никто ничему не научит.

В интернет сейчас выложили видео: боксерские мешки, где цифрами обозначены  1, 2, 7, включается звук: « 1, 7, 6» – по определенным местам попадать. Думать надо. Даже мешки уже настолько продвинутые, что нужно думать, прежде чем бить.  А у нас? Висят обычные. Мне просто грустно.

Сейчас нет молодых спортсменов, которые будут представлять Россию. В Будущем хотел бы создать федерацию, открыть школу.

— Почему  ты так поздно пришел в бои?

В 26 лет. Я вообще не планировал выступать. Встретились с Русланом случайно, начали тренироваться. Я поехал на сборы в Германию, всем понравился.

В 26 лет парень не разбитый, не отмороженный. Английский  знаю. Они смотрят: нормальный человек, можно работать. В России я не вижу перспектив. Здесь талантливейшие ребята. Замкнутый круг. Дерутся: Россия по любителям, город, Северо –запад . Из года в год один и тот же круг. Смысл теряется, стимул. Все то же самое, встречаются с одними и теми же людьми. Все-равно, что сесть на метро и кататься кругами. Поэтому в 22 года приедаеется все, и заканчивают боксировать.  А на самом деле это тот возраст когда надо только начинать . Но человек должен понимать, что будет грамотный менеджмент, что его не будут сразу под танк швырять, чтоб его разбили полностью. Наши тренеры – это тренеры. А менеджеров в России нет.

По боксу сейчас грамотно двигают Лебедева. За него Цзю взялся. Вот тоже – почему Костя в России не жил, а в Австралии жил? Он добивался результата. Ни одного почти человека не знаю, который бы добивался результата, тренируясь в России.  Есть хороший спортсмен, Артем Левин, в Кемерово тренируется.  Но и в Тайланде много живет. Теоретически можно привезти в Россию хороших тренеров, но тут никому ничего не надо. Мои знакомые из Германии приезжали на какой-то турнир в Россию и говорят: такое ощущение, что вы тут оторваны от всего мира, никому ничего не надо.

Источник


Читайте также:

Комментарии: