Сильный мира сего

Автор: Сергей Осипов

Статья «Оставался борцом при всех режимах. Иван Поддубный выступал и при коммунистах, и при немцах»

140 лет назад, 8 октября 1871 г., в семье потомственного запорожского казака Максима Поддубного родился сын Иван. Ему было суждено стать одним из самых известных борцов всех времён и народов — об этом знают все

А заведующая Мемориальным музеем И. М. Поддубного (г. Ейск Краснодарского края) Наталья ГИНКУЛ рассказала «АиФ» о тех страницах жизни Поддубного, о которых извест­но крайне мало, — о том, как Иван Максимович уживался с разными властями.
Махно и ЧК

— С 1910 по 1912 г. Поддубный профессиональным спортом не занимался — надоела кочевая жизнь. Жил на родине, в Полтавской губернии купил землю, поставил две мельницы… Но дело не пошло, к тому же одну из них по пьяни спалил брат Митрофан.

С 1913 г. Поддубный опять на арене, его карьеру не прервала даже Первая мировая война. Но с началом Гражданской войны точных данных про Поддубного становится всё меньше, а легенд про него — всё больше. Известно, что он снова гастролирует, выступает в цирках Житомира и Керчи, на территориях, подконтрольных и белым, и красным. Существует, например, легенда про то, как Иван Максимович попал к махновцам и боролся в Бердянске с самым сильным махновцем — неким Грицько. Поддубный, естественно, уложил его на обе лопатки, чем немало огорчил Нестора Махно.

Рассказывали, что однажды его по ошибке чуть не расстреляли в одесской ЧК — приняли за организатора еврейских погромов по фамилии Поддубов, который тоже был борцом…

Про тот период более или менее точно известно только, что в 1920 г. от Ивана ушла его первая жена, Антонина Квитко-Фоменко. Вроде бы сбежала с каким-то белым офицером, прихватив большую часть золотых наград мужа. В Гражданскую войну Поддубный не встал ни на одну из сторон. Видимо, знаменитый борец так до конца и не понимал, по какой причине одни русские люди с таким остервенением убивают других.

После Гражданской войны Поддубный работал в цирках Москвы и Ленинграда. В 1-м Московском цирке во время бенефиса он, например, демонстрировал следующий трюк: ему на плечи клали деревянный телеграфный столб, а желающие из публики цеплялись к концам этого столба. Они «нанизывались» до тех пор, пока под их тяжестью столб не разламывался, как спичка.

В 1924-м Поддубный гастролировал в Германии, в 25-м, подписав двухлетний контракт с американским антрепренёром, уехал в США. Два года Поддубный с согласия Госцирка работал в Новом Свете, представляя там Советский Союз. Дипломатических отношений между нашими странами тогда ещё не было. По воспоминаниям Поддубного, американская публика отличалась от отечественной несколько большим азартом и жаждой крови: неслучайно их нынешние бои без правил — рестлинг — выросли из вольной американской борьбы. Поддубный же был шестикратным чемпионом мира по французской борьбе, которую позднее стали называть классической, а теперь — греко-римской. Тем не менее Поддубный быстро освоил более жёсткие приёмы американской вольной борьбы — гастроли проходили с большим успехом. Проиграл он всего раз — чемпиону Америки Джо Стеккеру.
Бильярд и немцы…

Незадолго до войны Поддубный поселился в Ейске на берегу Азовского моря. С августа 42-го по февраль 43-го городок был оккупирован немецкими и румынскими войсками. Поддубный остался дома — то ли не успел, то ли не захотел эвакуироваться. Работал маркёром в бильярдной, открытой в городе с разрешения оккупационных властей. Якобы эту работу предложили Поддубному сами немцы — многие офицеры вермахта мальчишками бегали на выступления богатыря из Советской России и запомнили его на всю жизнь. Но по этому периоду тоже беда с документами — можно опираться только на свидетельства очевидцев. Например, Евгений Котенко, нынешний первый вице-президент Академии горных наук, которому в 1942-м было 12 лет, рассказывал, что когда в бильярдной начинали бузить подвыпившие немцы, Поддубный брал их за шиворот и выкидывал вон, как нашкодивших котят. Немцы при этом якобы даже гордились, что за дверь их выставил не безвестный вышибала, а сам Поддубный. Если учесть, что, по многочисленным свидетельствам очевидцев, Иван Максимович всю оккупацию открыто носил на груди орден Трудового Красного Знамени, полученный в 1939 г. из рук Калинина…
…и снова чекисты

Как ни странно, после освобождения Ейска репрессий к Ивану Максимовичу органы НКГБ не применили. Мы располагаем документами о том, что И. М. Поддубный прошёл соответствующую проверку и ни в каких порочащих поступках замечен не был. Так что слухи о том, что после войны советские власти чуть ли не сознательно заморили его голодом, не соответствуют действительности. Просто могучий организм профессионального борца требовал одних калорий, а карточная система, продержавшаяся в СССР до конца 1947 г., предлагала совсем другие. В лучшие времена Поддубный съедал за обедом по две булки хлеба, а по карточке иждивенцам и детям (Поддубный уже не работал — в 1945-м ему было 74 года) выдавали по 400 г на сутки. Поддубный даже получал от властей дополнительный паёк, правда, сахар, рассчитанный на месяц, он мог съесть за день… Особенной нужды в деньгах он с женой (Поддубный женился во второй раз в 1924 г.) не испытывал — в их большом доме, который сохранился до наших дней, довольно часто снимали жильё квартиранты. После смерти Поддубного от инфаркта в 1949 г. его по решению местных властей похоронили в городском парке, который сейчас носит его имя. В 71-м, к столетию Ивана Максимовича, рядом был открыт музей Поддубного.

Источник


Читайте также:

Комментарии: