Жертва логики

В детстве я молил Бога о велосипеде;
потом понял, что Бог работает по-другому…
я украл велосипед и стал молить Бога о прощении.
(Аль Пачино)

Мужчина среднего возраста вышел из подъезда и огляделся по сторонам. Стояла невыносимая жара, двор был практически пуст. Несмотря на сорок два прожитых года, стоящего на крыльце можно было принять со спины за мальчишку: худой, маленького роста, с очень тонкими руками и узкими плечами. Он всегда был ниже и слабее своих сверстников, что, впрочем, никогда его не смущало.

Впереди, из-за угла соседнего дома, появилась одинокая фигура. В противоположность вышедшему из подъезда, это был крупный мужчина, чем-то похожий фигурой на медведя. Его крупное лицо блестело от пота, тяжелые шаркающие шаги поднимали пыль с неасфальтированной дорожки, он шел, глядя себе под ноги.

«Это же Ботан!» — пронеслось в голове у низкорослого, — «точно, одноклассник Ботан. Откуда он здесь? Он давно уже не живет в нашем дворе». В школе Ботан был отличником, однако, умом не блистал, обладая феноменальной способностью к зубрежке, почему и получил такое прозвище.

— Ботан, здорово! — крикнул доходяга.
Тот поднял глаза и уставился на него.
— Мелкий, ты что ли?
— Я, конечно. Только Мелким меня уже лет двадцать не зовут.
— Так и я давно не Ботан.
— Как дела, дружище? Какими судьбами?

— Да так, делишки… — неопределенно махнул рукой Ботан и посмотрел на расстегнутый ворот рубашки Мелкого. — Вижу, креста на тебе нет.
— Ты о чем?
— Крест почему не носишь?
— Потому что боженька создал меня атеистом, — усмехнулся Мелкий, — права не имею.
— Бог не создает атеистов. Все люди имеют свободную волю, они должны сами, добровольно приходить к Богу.
— Ты уверен в этом? А хочешь, я докажу тебе, что у человека нет свободной воли совершать какие-либо поступки?
— Ха, ты чего, умнее батюшки что ли? Ну давай, попробуй!

— Вот скажи мне, у бога есть план развития жизни?
— Ну… есть конечно.
— Значит все наше бытие должно прийти к какой-то финальной точке в будущем. А из чего складывается будущее? Из цепи происходящих событий, одно событие тянет за собой другое. Шаг вправо, шаг влево и все пойдет по-другому. Знаешь про «Эффект бабочки»? Раздавил одну только бабочку в прошлом и все будущее изменилось. А теперь представь, что все люди творят что хотят своей свободной волей? Это же неконтролируемый хаос из шести миллиардов свободных воль, когда шесть миллиардов минибогов творят произвол кто во что горазд. В любой момент, например, нажмет некто красную кнопку на пульте управления ракетами и бац! Ядерная война и досрочно-внеплановый конец света против божьего желания.

— Господь такого не допустит.
— Вот и я про то же. Ты уже со мной соглашаешься. Он допускает только те поступки, которые ему угодны, которые являются звеньями в цепи событий, ведущими к поставленной им цели. Что бы мы не делали, все, абсолютно все по божьей воле. Ты же не будешь возражать, что никакие поступки с точки зрения христианской религии ненаказуемы? И это логично, за что наказывать, раз все от божьего желания, а не от нашего?
— Э… Что ты сейчас сказал? Поступки ненаказуемы?! Ты с ума что ли сошел?

— А ты подумай сам, поразмысли. Ты же в школе отличником был. «Есть только один непрощаемый грех, это грех нераскаянный». Помнишь, как разбойник, которого казнили вместе с Христом, раскаявшись вошел в царство божье, хотя всю жизнь только грабил и убивал. Простые же граждане, которые ничего плохого не делали, а просто не поверили Христу, обречены на адские муки? Разбойник раскаялся, то есть изменил свои мысли в соответствии с требованиями бога, а граждане — нет. Нас наказывают только за наши мысли, а не за наши поступки, ибо свободная воля человека заключена только в его мыслях и в поступки она перейти не может. Спроси у любого попа, за что проклят Иуда? Ведь предательство было частью божественного плана, без него ни казни, ни воскрешения бы не было. И тебе ответят, что Иуда проклят не за предательство, а за то, что не раскаялся в своих алчных мыслях. Вот оно твое христианство: грабь, убивай, насилуй и если это у тебя получается, то это угодно богу. Главное, потом не забудь раскаяться и будешь прощен. Логично?

— Хм… А пойдем-ка со мной?
— Куда это?
— Да тут рядом, мы быстро.
Они обошли дом, пересекли пустырь и остановились между гаражей.
— Смотри туда, — сказа Ботан, указывая пальцем куда-то в щель между гаражами.
— И что там?

Мелкий повернулся к щели и… удавка стянула его шею, Ботан с силой потянул за концы.
— Вот сейчас и проверим, угодно ли Богу, чтобы ты сдох? Веру хотел поколебaть, Сатана доморощенный, не вышло! Поздравляю, ты меня убедил. Ты мне раскрыл глаза, как я сам до этого не додумался?

Мелкий хрипел, пытаясь вырваться, но силы были слишком неравными. Вскоре он затих. Ботан вытащил у него из кармана кошелек, мобильник, стянул обручальное кольцо.
— Разбойник, раскаявшись, войдет в Царство Божье, — бормотал он про себя, — а тебе, Мелкий, гореть в аду!

Выглянув из-за гаражей, Ботан вышел на пустырь, в его голове вертелись разные мысли: «Если Бога нет, то все можно», — вспомнил он Достоевского. «Нет, Федор Михайлович! Все наоборот — Бог есть и поэтому все можно! А теперь только молиться и каяться, молиться и каяться».

© krestowyi-korol


Читайте также:

Комментарии: