Владимир Сафронов стал первым советским олимпийским чемпионом по боксу

НЕ ЧОКАЯСЬ

26 декабря 1979 года, когда по всей Москве пахло хвоей и мандари-нами, в коммунальной комнате близ метро «Кунцевская» умер первый советский олимпийский чемпион по боксу Владимир Сафронов. Смерть, по официальной версии, была спровоцирована чрезмерной дозой алкоголя.

ЭХ, КАРАМБА!

«Я не склонен переоценивать свои достижения в графике, здесь мне еще далеко до тех олимпийских высот, которых я достиг в спорте», — признался Владимир за год до смерти. Он не дожил до своего 45-летия всего три дня и был похоронен в день рождения. На похоронах его самый близкий друг режиссер «Союзмультфильма» Вячеслав Котеночкин (автор знаменитого «Ну, погоди!») вспомнил любимую фразу Владимира «Эх, карамба!» и добавил: «Хотели сегодня поздравлять тебя, а получилось вот как…»

…Он ну никак не должен был лететь на XVI Игры в далекий Мельбурн – слишком неубедительным был на тот момент послужной список 22-летнего боксера: чемпион ВЦСПС, чемпион РСФСР 1956 года – и только. Но перед самым вылетом первый номер в полулегкой весовой категории Александр Засухин сломал руку. И выбор тренерского штаба пал на перворазрядника Владимира Сафронова, постоянного спарринг-партнера Засухина. Новичок сотворил сенсацию, последовательно изготовив отбивные котлеты из всех четверых соперников, включая чемпиона Европы англичанина Томми Никольса. За это, минуя звание мастера спорта, сразу получил заслуженного. Такого не было ни до него, ни после. И наверняка уже никогда не будет.

В советский бокс ворвался человек с оглушительной силой удара и удивительно ранимой душой. Художник…

«КАЛАШНИКОВ» ИЗ БУРЯТИИ

Рассказывает Виликтон Баранников, серебряный призер Олимпиады-64, чемпион Европы-65:

– С Володей я учился в Улан-Удэ в одной школе. Он начинал у Александра Ринчинова, который и научил его работать сериями, как из автомата Калашникова, – эти серии потом прозвали «сафроновскими». Забить ими мог кого угодно! После седьмого класса он уехал в Иркутск, поступил в художественное училище. Но занятия боксом не бросал. И в 56-м вытянул свой счастливый билет.

Рассказывает Валериан Соколов, олимпийский чемпион-68:

— Сразу после олимпийской победы Сафронова перевели в Москву, в ЦСКА, но серьезных результатов на международной арене он больше не добился: третье место на чемпионате Европы-57 в то время это считалось едва ли ни поражением. Тем не менее авторитет в команде у Сафронова был огромный. Я, моложе его на двенадцать лет, попытался на первых порах называть его по имени-отчеству, но он просил обращаться к нему на «ты».

Запомнилась почему-то его принципиальная позиция по поводу застолий: никогда не участвовать на халяву, обязательно внести свой вклад. А за столом чаще говорил не о своей победе в Мельбурне, а, например, о том, что его рисунки по мотивам русских сказок очень понравились малышам в детских садах Улан-Удэ.

Рассказывает Виктор Агеев, двукратный чемпион Европы:

Судьба столкнула нас лишь за два года до того, как он покинул ринг. Как это ни парадоксально, после нашего знакомства я перестал воспринимать Сафронова как боксера. Мешали, во-первых, чрезмерно мягкий, интеллигентный характер Володи. А во-вторых, постоянные разговоры о живописи даже в раздевалке перед боем. Бокс, казалось, существовал для него как приложение к профессии художника. Он тогда учился в Московском полиграфическом институте и на каждых тренировочных сборах удивлял новичков тем, что все свое свободное время проводил на природе с мольбертом.

Но абсолютно другими глазами я начал смотреть на Владимира после того, как увидел его на Спартакиаде народов СССР 1963 года – в бою против будущего чемпиона Олимпиады Станислава Степашкина. Сафронова по технике боксирования я бы назвал драчуном, действовавшим по принципу лучшая защита – это нападение. Степашкин тоже был драчуном, но с блестящей техникой. Да к тому же на шесть лет моложе. В общем, нашла коса на камень! Сафронов пропустил много ударов, проиграл в итоге, но провел бой с такой отдачей… В тот день, образно говоря, Сафронов снова стал для меня олимпийским чемпионом.

После этого боя он подарил мне свои боксерские трусы. Фирменные трусы были тогда страшным дефицитом, а тут – от самого Сафронова! Я в этих трусах впервые стал чемпионом страны и победителем Спартакиады народов СССР, а потом, в свою очередь, подарил их кому-то из молодых.

Рассказывает Виликтон Баранников:

– Наши жизненные пути вновь пересеклись через несколько лет в Москве. После развода с женой его комната в коммунальной квартире рядом с метро «Кунцевская» стала своеобразной явкой друзей. Да и женщин там побывало немало. Кучерявый Володя не был писаным красавцем, но обладал довольно привлекательной внешностью и, самое главное, удивительным умением находить общий язык с представительницами слабого пола. На его похоронах, к слову, я видел двух известных наших киноактрис – Ию Саввину и Майю Булгакову. Последняя, увы, погибшая через несколько лет в автокатастрофе, была его гражданской женой.

Рассказывает Виктор Агеев:

– Закончив с боксом, Володя начал работать художником в издательстве «Физкультура и спорт», оформлял книги, альбомы, буклеты. Избирался даже депутатом райсовета. У него было очень много друзей среди художников, журналистов, артистов, знакомства с которыми заводил в ресторанах творческих Домов.

Но с годами интерес к первому олимпийскому чемпиону угасал. Он больше времени проводил в соседнем с издательством здании «Союзмультфильм». Там образовалась компания по интересам, которая частенько обсуждала творческие планы в павильоне «Пиво» на Селезневке. Предпочитали, правда, портвешок.

ПОБЕДИТЕЛЬ В ЗЕЛЕНОМ УГЛУ

Почему баловень судьбы, как казалось многим, Владимир Сафронов начал пить? Неурядицы в семье? Вращение в творческой среде художников, где с рюмкой дружили все? Вряд ли это уже так важно сегодня…

Свою комнату в коммунальной квартире он превратил в мастерскую. Одна стена в ней была полностью заставлена кирпичами – в шахматном порядке, отчего они одновременно служили настенными полками. По выражению Агеева, эта комната больше напоминала жилище бомжа. Владимир бывал в ней очень редко, поскольку в последние годы жил в основном у Майи Булгаковой. Но именно в этой комнате он и встретил смерть, хотя через некоторое время откуда-то взялись слухи о том, что нетрезвый Сафронов упал на улице и замерз…

В тот последний свой декабрь Сафронов получил очень большой по тем временам гонорар – 700 рублей. И загулял во всю широту своей души. Соседки по кунцевской коммуналке обнаружили Владимира в состоянии белой горячки, гоняющим чертей в коридоре. Вызванная бригада «скорой» вколола успокоительное. Эх, знала бы она, с кем имеет дело! Но уставшие эскулапы отнеслись к пациенту, как к заурядному пьянчужке. И когда через несколько часов вновь получили вызов в эту квартиру, решили вкачать двойную дозу успокоительного, чтобы больше не беспокоил. Заглянув спустя час в комнату Владимира, одна из соседок увидела пену на его губах и в третий раз вызвала неотложку. На этот раз приехала другая бригада, которая констатировала сердечный приступ.

Заметив в пепельнице пустые ампулы, оставленные коллегами, врачи лишь развели руками: если бы не лошадиная доза успокоительного, его можно было еще спасти…

P.S.

P.S.Похоронили Владимира Сафронова благодаря хлопотам Виктора Агеева на престижном Кунцевском кладбище. Но средства на памятник боксеру, открывшему счет нашим олимпийским победам в этом виде спорта, нашлись лишь спустя 14 лет. Снова помог Виктор Агеев, избранный на пост президента Федерации профессионального бокса.

В Улан-Удэ, родном городе чемпиона, уже много лет проводится международный боксерский турнир его памяти.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Сафронов Владимир Константинович. Один из лучших в мире боксеров полулегковесов второй половины 50-х годов. Родился 29 декабря 1934 года в Улан-Удэ. Боксом начал заниматься в 1947 году. Заслуженный мастер спорта (1957). Выступал за армейские команды Иркутска, Читы и ЦСКА (Москва). Олимпийский чемпион 1956 года. Бронзовый призер чемпионата Европы 1957 года. Чемпион СССР 1958 и 1962 годов. Провел 316 боев, одержал 294 победы. Награжден орденом «Знак Почета». После завершения боксерской карьеры работал художественным редактором в издательстве «Физкультура и спорт». Член Союза художников Москвы.

Умер 26 декабря 1979 года в Москве. Похоронен на Кунцевском кладбище.

Источник

Владимир Константинович Сафронов навсегда войдёт в историю отечественного спорта как боксёр, который первым завоевал золотую олимпийскую медаль. Произошло это на Олимпиаде 1956 года в австралийском Мельбурне. Впервые команда советских боксёров выступила на Олимпийских играх четырьмя годами ранее – в 1952-м в финском Хельсинки. Но тогда представлявшим Советский Союз боксёрам удалось выиграть две серебряные и четыре бронзовые медали, а вот до золотых наград добраться не удалось. Но через четыре года в Мельбурне советские боксёры добыли сразу три золота, и застрельщиком в этом деле стал Владимир Сафронов – боксёр, который лишь волей случая поехал на ту Олимпиаду, заменив травмировавшегося первого на тот момент номера сборной Александра Засухина. Уникальность триумфа Сафронова состояла ещё и в том, что на Игры Владимир отправился в звании всего лишь перворазрядника, а вернулся с золотой медалью и в статусе заслуженного мастера спорта. Такое случилось лишь однажды в истории отечественного спорта и вряд ли ещё когда-нибудь произойдёт.
Владимир Сафронов родился 29 декабря 1934 года и прошёл своё становление как боксёр в Сибири. Будучи уроженцем Иркутска, он начал занятия боксом в Улан-Удэ, куда переехал вместе с семьёй и где провёл военные и первые послевоенные годы. Начинал заниматься боксом Володя у тренеров Александра Ринчинова и Владимира Николаева, которые и обучили его азам кулачного искусства. После седьмого класса, осенью 1951 года, Сафронов вернулся в Иркутск, где поступил в художественное училище. Кроме бокса у Владимира была ещё одна, ставшая впоследствии его профессией, страсть – рисование. Но занятия боксом он не бросал. Под руководством своего нового, местного тренера Виктора Полодухина Сафронов продолжал совершенствовать своё мастерство. Владимир отличался хорошими природными данными, поразительным трудолюбием и целеустремлённостью на тренировках. «Коронкой» Сафронова были доведённые до автоматизма многоударные серии после нырка вправо и стремительного сближения. Также Владимир обладал сильным и отточенным ударом правой через руку – так называемым кроссом, от которого падали на настил ринга многие его противники. Плюс он отличался тактической грамотностью и гибкостью, при необходимости мог изменить рисунок боя, направить его в нужное для победы русло, что не раз помогало ему в сложных поединках. Успехи к Владимиру приходили постепенно: он становился чемпионом Улан-Удэ и Бурят-Монгольской автономной республики, после переезда в Иркутск побеждал на первенстве города среди юношей и на зональных соревнованиях Сибири и Дальнего Востока. В 1954 году к Сафронову пришёл и первый по-настоящему серьёзный успех – он стал чемпионом РСФСР, а через год в Москве Владимир победил на первенстве ВЦСПС, выступая в категории полулёгкого веса.

После этого Сафронов был призван в ряды Советской Армии. Сначала Владимир проходил какое-то время службу в Забайкальском военном округе в Чите, а потом был переведён в Москву, где стал выступать за ЦСКА. В 1956-м, олимпийском году Сафронов одержал победу на Спартакиаде народов РСФСР. После этого тренерский штаб сборной СССР по боксу во главе со старшим тренером Сергеем Щербаковым принял решение привлечь 21-летнего боксёра к предолимпийским сборам, которые проходили в Ташкенте. В полулёгком весе (до 57 кг) советской сборной тогда был «железный» первый номер в лице заслуженного мастера спорта Александра Засухина. Но, уже готовясь к Олимпиаде, он сломал палец руки во время игры в баскетбол, и тренерский штаб вынужден был искать ему замену. Кроме Сафронова на поездку в Мельбурн в тогдашней сборной СССР было достаточно хороших претендентов: Михаил Папазян, Юрий Соколов, Имант Энкузис, Виктор Каримов… Но наставники остановили свой выбор именно на Владимире, который лучше всех проявил себя на предолимпийских сборах. Естественно, от молодого дублёра никто не ожидал завоевания золотой олимпийской медали. Но упорный резервист просто поразил всех продемонстрированным в Мельбурне мастерством и настырностью. В первом бою Сафронов легко и непринуждённо, действуя в игровой манере с дальней дистанции, перебоксировал итальянца Агостино Коссиа. Совершенно в другом стиле Владимир провёл вторую схватку. Француз Андре де Соуза был просто смят и подавлен ураганным темпом и шквалом атак советского боксёра. Третий соперник Сафронова – опытный поляк Генрик Недзведский — был высоким длинноруким левшой. Бой против него был более сложным для Владимира, чем первые два поединка, но, сумев навязать поляку высокий темп, постоянно прорываясь на среднюю и ближнюю дистанцию и нанося свои фирменные пулемётные серии резких ударов под разными углами, Владимир одолел и его. 

Но самый серьёзный оппонент ждал Сафронова в финале – чемпион Европы британец Томас Николлс. Перед боем Николлс заявил журналистам, что не воспринимает всерьёз русского боксёра и считает, что золотая медаль уже находится в кармане сборной Великобритании. Но Владимир был другого мнения на этот счёт. Не сумев поначалу приспособиться к манере мастеровитого британца, Сафронов проиграл первый раунд. Но, поменяв тактику и выложив все имеющиеся в своём организме функциональные резервы, взвинтив до предела темп и плотность действий, Владимир перехватил инициативу во втором раунде и сумел даже отправить грозного британца в нокдаун. В третьем раунде опомнившийся Николлс, понимая, что проигрывает, навязал, что называется, бой кость в кость. Но Сафронов был уже в своей стихии – он и сам зачастую предпочитал рубиться в высоком темпе. В итоге победу в этом зрелищном и напряжённом поединке судьи отдали советскому олимпийцу – со счётом 3:2. Таким образом, Владимир Сафронов стал первопроходцем в истории советского (и российского) бокса на Олимпийских играх. Воодушевлённые первой золотой медалью своего товарища ещё два советских боксёра стали чемпионами мельбурнской Олимпиады – примеру Сафронова последовали Геннадий Шатков и Владимир Енгибарян. Вернувшись на Родину триумфатором и заслуженным мастером спорта, Владимир, как говорят его друзья и коллеги, уже никогда не относился к занятиям боксом так фанатично, как прежде. Большое внимание Сафронов стал уделять учёбе в студии военных художников имени Грекова и, собственно, рисованию. Нет, Владимир не оставил бокс: в 1958 и 1962 годах он даже становился чемпионом СССР, чего ему не удавалось сделать до Олимпиады в Мельбурне, а также завоевал бронзовую медаль чемпионата Европы.

Но на Олимпийские игры он больше не ездил. Первыми номерами сборной в полулёгком весе становились уже другие боксёры: сначала Борис Никаноров, а затем Станислав Степашкин, которому удалось повторить достижение Сафронова, став олимпийским чемпионом на Играх 1964 года в Токио. Владимир Сафронов закончил активные занятия боксом с послужным списком из 316 боёв, в 294-х из которых он одерживал победы. В жизни после бокса первый советский олимпийский чемпион по боксу посвятил себя художественному творчеству, на протяжении многих лет он работал художественным редактором в издательстве «Физкультура и спорт». Владимир дружил со многими людьми искусства: знаменитым мультипликатором Вячеславом Котёночкиным, известными актрисами Ией Саввиной и Майей Булгаковой, которая была гражданской женой Сафронова в последние годы его жизни. К сожалению, Владимира не обошла беда многих закончивших выступления советских спортсменов – он страдал серьёзной алкогольной зависимостью, которая и послужила причиной его раннего ухода из жизни. Владимир Сафронов умер 29 декабря 1979 года, не дожив до своего 45-летия всего три дня. Похоронен он был, благодаря хлопотам его друга Виктора Агеева, на престижном Кунцевском кладбище. Но памятник выдающемуся советскому боксёру был поставлен лишь спустя 14 лет, благодаря всё тому же Агееву, когда Виктор стал президентом Федерации профессионального бокса России. На протяжении многих лет в Улан-Удэ проводится международный боксёрский турнир среди юношей памяти Владимира Сафронова.


Читайте также:

Комментарии: