Зажиточные кулаки.Мудрость самых крутых боксеров мира.

Фотограф Хольгер Кайфель (Holger Keifel) в течение восьми лет снимал лучших боксеров планеты.

Мэнни Пакьяо:«Когда я только начинал, тренер сказал, что моя задача на ринге — бить раньше и сильнее, чем соперник. По большому счету, это самое умное из всего, что мне говорили тренеры».

Бернард Хопкинс:«В молодости я был редкой сволочью. Обычно я просто запугивал людей, этого оказывалось достаточно. Допустим, я видел кого-то с цепочкой на шее. Подхожу к нему и говорю: „Хорошая цепочка. Можно посмотреть? По­смотреть, понял? Давай сюда, мать твою!“ У меня была такая репутация, что со мной предпочитали не связываться и все отдавали. Добыча была мелкая, зато адреналина много — как-то я нацепил на себя сразу девять цепочек.Один парень проткнул мне легкое ножом. Понятия не имею, за что. Я тогда делал столько дерьма, что уже не помню, чем именно его обидел. Едва ты попадаешь в тюрьму, как тамошние акулы начинают ждать, что ты как-то выдашь свой страх. Мне было 17. Я видел, как парня зарезали заточкой из-за пачки сигарет. Видел, как людей насилуют. В душевую нельзя было зайти голым, душ приходилось принимать в трусах. Когда тебя только что арестовали, ты не думаешь ни о ком, кроме себя. Потом ты начинаешь думать о людях, которых подвел, о матери. Но главное — это когда до тебя доходит, что тот, кого ты ограбил, тоже человек, тоже чей-то сын. В тюрьме я понял: чтобы быть крутым, не обязательно быть негодяем. Сейчас мне смешно, когда соперник пытается меня запугать перед боем. Он пучит глаза, а я думаю : „Парень, я пять лет провел там, где никто не играет в гляделки перед тем, как зарезать человека“. Всегда жутко видеть, как здоровенный мужик после твоего удара корчится на полу. Не понимаю, как можно восхищаться нокаутами».

Артуро Гатти:«Мне часто говорят, что я не умею боксировать, а умею только рубиться. Я этого не понимаю. Бокс — не фехтование. Если в тебя попали — надо попасть в ответ. И лучше попасть несколько раз. Меня можно свалить с ног, но я все равно встану и дам сдачи»..

Джереми Уильямс: «Профессиональный бокс — это не самое приятное на свете занятие. Сперва ты несколько лет бьешься, чтобы тебя заметили. Потом — чтобы добраться до титульного боя. Потом еще полгода не вылезаешь из зала. А в конце концов обнаруживаешь, что на тебе нет живого места, а ты при этом должен всем денег»

Майкл Оладжайд: «Драться надо только тогда, когда ты готов порвать весь мир. Если ты чувствуешь это, то тебе и одного глаза хватит, чтобы увидеть противника и уложить его. А если в тебе этого больше нет, то надо уходить самому, пока тебя не выкинули другие».

Николай Валуев: «У меня есть жизненные принципы. Грубо скажу: не хотелось бы, чтобы меня имели. Если из-за этих принципов я не получу каких-то денег — ну что ж, я не расстроен».

Флойд Мэйуэзер-младший: «Я знаю, что я лучший боксер в мире. Если кто-то считает иначе, он должен это доказать. А мне доказывать больше нечего. Боксировать не сложнее, чем танцевать. Правда, большинство людей не умеют ни то, ни другое. Однажды Джим Лэмпли с HBO сказал, что для меня в бою главное — чтобы не испортили мою красивую физиономию. Я подумал: черт подери, а ведь так и есть! Я никогда не мог понять, зачем платить за право посмотреть на то, как дерутся другие. Но если люди готовы отдать свои деньги — пусть отдадут их мне».

Леннокс Льюис: «Сунь Цзы писал, что лучшая победа — это та, что одержана без боя. Я понимаю это так: я выхожу на ринг, смотрю в глаза противника и вижу, что он уже проиграл: он думает не о победе, а о том, как бы сбежать от нокаута. Пару раз мне такое удавалось».

Владимир Кличко: «Самое восхитительное чувство — это когда ты точно знаешь, что сейчас сделает твой соперник, и аккуратно подводишь его к ошибке. Если правильно разыграть комбинацию, то побеждаешь. Чистые шахматы».

Майкл Баффер: «Я начинал, когда в боксе все фамилии были английскими, итальянскими или мексиканскими. Потом появились пуэрториканцы, филиппинцы, русские. И для меня это не составило проблем — пропеть „Клиииииичко!“ или „Па-а-а-кьяо!“ можно. Но если в боксе появятся чемпионы с вьетнамскими или тайскими фамилиями, я уйду. Вот как можно растягивать фамилию Тхэ?»

Джеймс Тони: «Никогда не надо пытаться удерживаться в весовой категории, которую перерос. Лучше выйти на ринг против парня, который тебя вдвое больше, чем мучиться из-за сгонки веса. Никто не понимает боксеров. Даже тренеры. Все, кто нас окружают, думают не так, как мы. Меня всегда пытались ограбить. Любой кретин с дипломом при виде здорового черного парня с деньгами думает, что может впарить мне свои услуги по двойной цене. Ринг — это единственное место, где еще есть правила. Их постоянно нарушают, но они есть. Все знают, что Тайсон был лучшим. Холифилд победил Тайсона, я победил Холифилда. Это значит, что я лучший супертяжеловес. Я решил уйти из бокса в смешанные единоборства не потому, что там больше денег или нет допинг-контроля. Главное — там нет Дона Кинга и таких, как он. В ММА есть свои промоутеры, но по сравнению с теми, что присосались к боксу, это просто дети».

Эвандер Холифилд: «Я никогда не интересовался весом парней, с которыми боксировал. Большинство моих соперников были намного тяжелее меня. И многие оказывались на полу. Невозможно нокаутировать боксера, который не делает ошибок. Меня — точно нельзя. По-настоящему я был в нокауте только однажды, 15 лет назад. И только по собственной глупости. В первый раз я дрался за титул в 17 лет. В 27 я победил Тайсона. В 46 судьи украли у меня победу над Валуе­вым. В 48 я снова стал чемпионом. Не понимаю, почему я должен заканчивать».

Рой Джонс-младший:«Некоторые думают, что для победы в боксе надо быть сильнее соперника. Это чушь. Надо просто быть немного быстрее. Легче всего боксировать с парнем, который намного тебя больше и тяжелее. Если постараться, то он в тебя просто не сможет попасть. А публика и судьи в таких боях всегда будут за тебя. Если ты выходишь на ринг перед зрителями, ты должен драться красиво. Никому не интересно знать, кто сильнее — я или незнакомый мне парень в другом углу. Все хотят увидеть шоу».

Ларри Холмс:«Любой промоутер может пообещать тебе миллион. Любой приличный промоутер пообещает тебе три миллиона и сдержит слово. Дон Кинг пообещает тебе десять миллионов, украдет пять из них, но ты все равно останешься в плюсе».

Источник и фото боксеров


Читайте также:

Комментарии: